Tags: литпродукция

ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ (окончание)

(начало: http://markshat.livejournal.com/122774.html)

(продолжение: http://markshat.livejournal.com/123023.html)

            На следующий день в городе наблюдаются признаки настоящего нашествия бомжей. Они беспрепятственно передвигаются по нему огромными толпами, перегораживают движение на магистралях, создают неимоверные пробки. После ночного разгрома ОМОНа милиция даже не пытается им препятствовать. Бомжи толпами врываются в магазины, рестораны, торговые центры и учиняют там погромы.

            Посредине дня в лагерь бомжей въезжает вереница новеньких глентвагенов. Сначала толпа воспринимает их прибытие враждебно. Но разглядев, что в них сидят вооруженные бомжи, приветствует радостными возгласами. За глентвагенами следует несколько груженых фур. Из головного глентвагена вылезает Толян. Он обращается к толпе: «Вы хотели чуда? Вот оно!». И указывает на фуры. Люди бросаются к фурам, открывают их и видят, что они до верху забиты ящиками с водкой. Толян продолжает: «Вы хотели водки? Вот вам водка! Видите, я сам могу творить для вас чудеса!». Начинается раздача бесплатной водки.

            В толпе Толян замечает спившегося менеджера и с ним дочь пожилого бомжа, безучастно наблюдающих за раздачей дармовой водки. Подзывает их к себе, спрашивает: «А вы чего хлопаете ушами?». Сажает в глентваген. И вереница глентвагенов трогается с места, лихо выезжает на шоссе, объезжает пробки по встречной. И на полном ходу подлетает к огромному торговому центру. Толян, спившийся менеджер и дочь пожилого бомжа выходят из глентвагена. Толян ведет их в торговый центр. Там бомжи уже громят магазины.Collapse )

ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ (продолжение)

(начало: http://markshat.livejournal.com/122774.html)

            Длинноволосый человек с густой бородой, с торжественно светящимся лицом и ладонями, склоняется все ниже и ниже. И когда его лицо и ладони уже совсем близко, спившийся менеджер просыпается. Над ним действительно стоит светящийся, а чоповец толкает в плечо: «Вставай, пора».

            В сопровождении чоповца они выходят из дежурного домика и быстро идут к уже открытым воротам. У ворот чоповец сует светящемуся газетный сверток. Светящийся и спившийся менеджер приглушенно, словно боясь кого-то разбудить или быть кем-то услышанными, прощаются с ним, по очереди жмут ему руку и уходят. Идут вдоль неприступного забора в сторону лесополосы. Входят в лесополосу, бредут среди деревьев. Светящийся на ходу разворачивает газетный сверток. В нем пара нехитрых бутербродов. Светящийся протягивает один из бутербродов спившемуся менеджеру. Видя его нерешительность, успокаивает: «Не бойся, ешь». Спившийся менеджер берет бутерброд. Откусывает. Светящийся откусывает от оставшегося у него второго бутерброда. Оба начинают жевать. Вокруг истинная благодать. Раннее утро. Весна. Птички поют. Солнышко светит и греет. Его лучи пробиваются сквозь молодую листву.

            Прожевав кусок бутерброда, спившийся менеджер задает не дающий ему покоя вопрос: «Так ты не Иисус Христос?» Светящийся не отвечает. Находит поваленное дерево у ручья. Садится. Жует свой бутерброд. Спившийся менеджер садится рядом. Оба доедают свои бутерброды. Светящийся идет к ручью, наклоняется, начинает зачерпывать воду из ручья, пьет, потом омывает руки и лицо. Спившийся менеджер садится на корточки рядом. Спрашивает: «Думаешь, эту воду можно пить, в ней никакой заразы нет?» Светящийся отвечает: «А ты попробуй». А сам опускает руки в ручей. И спившийся менеджер видит, как вода, вверх по ручью выше рук светящегося химически зеленая и мутная, а ниже его рук течет уже девственно прозрачная. Спившийся менеджер зачерпывает воду из этой нижней прозрачной части ручья и тоже начинает пить. Вода вкусная-вкусная. Он с удовольствием пьет и не может напиться. Потом, наконец, перестает пить и тоже умывает руки и лицо. И лицо его слегка преображается. Следы прежнего чрезмерного употребления алкогольных напитков словно смываются. Не то, что бы бесследно, но бледнеют, как трудновыводимое пятно на белье после многократной стирки.Collapse )

ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ

            Просторное поле пересекает высоковольтная линия. Длинноволосый бородатый бомж с засаленными котомками в руках торопливо движется ей наперерез. Его нагоняет гроза. Разряд молнии у него за спиной. Он прибавляет шаг. Следующая молния бьет в него. Он падает. Котомки летят в стороны. Одежда дымится. Из нее валит пар. Третий разряд бьет в вышку высоковольтной линии, перерубает провод. Оголенный конец падает на землю, начинает искрить и рыскать по сторонам, как рассвирепевшая змея. Гроза быстро проходит. Бомж остается лежать на земле. Он бьется в судороге. Через неопределенное время его находит бригада электроремонтников. Они вызывают «скорую». Пострадавшего увозят в реанимацию.

            Вечер того же дня. Человека на полном ходу выбрасывают из автомобиля. В бесчувственном состоянии он скатывается в кювет, на дне которого неопределенная придорожная жижа. Ему почти перекрывает дыхательные пути. Он едва не захлебывается. Булькает, пускает пузыри. Потом его окружает свора местных бродячих собак. Они совсем уже готовы порвать его. Но фары проезжающей машины отпугивают их. Водитель вызывает милицию. Подъехавший следом милицейский наряд выстрелом из пистолета отгоняет собак. Милиция вызывает «скорую». На «скорой» его увозят в больницу. Он тоже попадает в реанимацию.

            Оба в бессознательном состоянии лежат в реанимационном отделении на соседних койках. Вдруг раздает резкий писк. Ударенный молнией приходит в себя. Открывает глаза, спускает ноги с кровати. Лицо у него разгладилось и светится приглушенным умиротворяющим светом. Он немного похож на Христа. Он смотрит туда, откуда исходит пробудивший его сигнал. Там на мониторе у кровати его соседа ровная линия переставшего биться сердца. Он переводит взгляд на своего соседа, судя по внешности, сохранившей следы умственной деятельности, какого-нибудь бывшего менеджера среднего звена, спившегося и потерявшего работу, и видит, что тот умер. Астральное тело горизонтально приподымается над физическим, чтобы покинуть его. Тогда ударенный молнией резко встает с кровати, срывает с себя подсоединенные к нему датчики и капельницу. Подходит к умирающему и своими ладонями, которые у него светятся так же, как лицо, возвращает астральное тело назад в физическое и еле слышно произносит «живи».Collapse )

ХРЕСТОМАТИЯ ДЛЯ СТАТУЙ (завершение)

Осенью Шурка пошла в девятый класс, а зимой у нее завелся кавалер. Официально ничего такого ей не позволялось, так как дедушка с бабушкой уже обожглись на разводе его рано вышедшей замуж мамы. Поэтому на свидания Шурка брала его с собой, и официально это не были никакие свидания, а просто она отправлялась гулять с племянником.Collapse )

ХРЕСТОМАТИЯ ДЛЯ СТАТУЙ (продолжение)

В следующий раз он попал в парк Дворца пионеров только лишь через месяц. В один воскресный день дед снова повел его туда. Там он немедленно забрался в нишу к пионерке и в ее раскрытой книге нашел в левом нижнем углу выведенные химическим карандашом наискось округлыми девичьими буквами сразу три надписи:Collapse )

ХРЕСТОМАТИЯ ДЛЯ СТАТУЙ (продолжение)

Не успела мама в очередной раз вернуться из своей поездки в Ленинград к «Зэ-эСу» и забрать его от дедушки с бабушкой, как вскоре сообщила ему, что семья «Зэ-эСа» уехала в отпуск на черноморский курорт и «Зэ-эС» снова зовет маму приехать к нему в Таллин, поэтому скоро ему снова придется пожить у дедушки с бабушкой, на что он заупрямился и заявил, что не станет у них жить.Collapse )

ХРЕСТОМАТИЯ ДЛЯ СТАТУЙ (продолжение)

В результате всех маминых поездок сначала в Таллин, а потом в Ленинград, он снова целый месяц, в основном, прожил у дедушки с бабушкой. Однажды от нечего делать он вспомнил о прозрачном и спросил у дедушки, есть ли Бог. Дедушка не знал, есть Бог или Его нет. Но когда он еще только родился, дедушка с бабушкой на всякий случай отнесли его в церковь и крестили. А мама крестить его в церковь не пошла и плакала, как будто его понесли туда убивать, потому что была комсомолка, и когда его принесли из церкви домой, тут же сняла с него крестильный крестик и не позволяла больше его на него надевать, и теперь этот крестик валялся среди старых пуговиц в красивой жестяной коробке с видом Кремля. И вот, чтобы он сам мог найти ответ — есть Бог или нет, дед решил сводить его в церковь. Но не в какую-нибудь музейную церковь, где все было отреставрировано и экскурсоводы водили экскурсии, а в настоящую, действующую.Collapse )

ХРЕСТОМАТИЯ ДЛЯ СТАТУЙ (продолжение)

В результате всех маминых поездок сначала в Таллин, а потом в Ленинград, он снова целый месяц, в основном, прожил у дедушки с бабушкой. Однажды от нечего делать он вспомнил о прозрачном и спросил у дедушки, есть ли Бог. Дедушка не знал, есть Бог или Его нет. Но когда он еще только родился, дедушка с бабушкой на всякий случай отнесли его в церковь и крестили. А мама крестить его в церковь не пошла и плакала, как будто его понесли туда убивать, потому что была комсомолка, и когда его принесли из церкви домой, тут же сняла с него крестильный крестик и не позволяла больше его на него надевать, и теперь этот крестик валялся среди старых пуговиц в красивой жестяной коробке с видом Кремля. И вот, чтобы он сам мог найти ответ — есть Бог или нет, дед решил сводить его в церковь. Но не в какую-нибудь музейную церковь, где все было отреставрировано и экскурсоводы водили экскурсии, а в настоящую, действующую.Collapse )

ХРЕСТОМАТИЯ ДЛЯ СТАТУЙ (продолжение)

Конечно, нельзя было утверждать, что он, хоть и почти уже шестилетний мальчик, все это отчетливо понимал. Но совершенно точно, что он все это ощутимо, даже почти что осязательно чувствовал, как чувствуют чужую предрасположенность или враждебность. У него не было никаких аргументов и он не мог бы этого ничем доказать, но в свете этого его осязательного чувства попытка мамы выйти замуж за дядю Гришу была такой же бесполезной, как купание в бане, а незаконная любовь с «Зэ-эСом» — пусть и не очень-то приспособленной к жизни, но такой же оправданной, как купание в жестяной ванне дома на кухне, хотя с точки зрения здравого смысла все было совсем наоборот.Collapse )

ХРЕСТОМАТИЯ ДЛЯ СТАТУЙ (продолжение)

А когда он вдруг почему-то проснулся ночью, прозрачного уже не было, но в комнате кто-то был. Он разлепил щелочки склеившихся ото сна глаз и увидел, что мама сидела на его кровати и целовалась с дядей Гришей. А потом и они увидели, что он проснулся и смотрит на них. Им стало стыдно и они откинулись на спины и так лежали. Но тут и ему стало стыдно, что он это увидел. Он отвернулся лицом к спинке дивана и снова уснул, поэтому не слышал, как дядя Гриша встал и тихо, чтобы его не разбудить, ушел, а мама расстелила его кровать и на руках перенесла его в расстеленную постель, а потом постелила себе на диване и тоже легла.Collapse )