markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

где зарыта метареалистическая собака - 19

В конце концов, неконвенциональный характер реальности – это большая реальность, чем тот или иной дискурс, т.е. то или иное обоснованное представление о ней. Потому что, прежде всего, признаваемая всеми, а чаще просто многими, обоснованность – это сама по себе условность, которая постоянно подвергается атакам со стороны изменяющихся представлений о реальности, и рано или поздно видоизменяется до неузнаваемости, т.е. попросту прекращает свое существование и уступает место новой обоснованности, которая, в свою очередь, тоже имеет временный характер. Как пишет Алан Уотс в «Психотерапия: Восток-Запад»:

«…обусловленное мышление путает реальную вселенную природы с представлением о совокупности мыслимых объектов, которые играют роль символов в области языка и культуры».

И еще дальше:

«…поэзия в данном случае должна рассматриваться не с точки зрения логика-позитивиста — как красивая, декоративная бессмыслица. Ведь существует особый род высказываний, с помощью которых можно передать то, о чем прямо ничего не говорится. Альфред Корзибский столкнулся с этой трудностью, когда попытался выразить очень простое представление: что вещи не являются тем, чем мы их называем, — что слово «вода», например, само по себе не пригодно для питья. Свои выводы Корзибский сформулировал как «закон нетождественности», который говорит: «Если вы говорите, что вещь есть нечто, в действительности вещь не есть это нечто, каковым бы ни было это нечто».

Этот «закон» Корзибского почти дословно обыгрывает в «Рапсодии батареи отопительной системы» Иван Жданов:

«Чайник в обнимку со словом «вода»
к речке идет, а в слове «вода»
накипь, как в чайнике».

Условность наших представлений о реальности реальней любых вещей. Ведь сами вещи – это продукт наших представлений о реальности. А наши представления о реальности никогда не тождественны самой реальности. Алан Уотс пишет:

«...отсюда следует, что вещь не является “вещью”, ведь если я скажу, что вещь есть вещь, из “закона нетождественности” будет следовать, что вещь не есть вещь. О чем же тогда мы говорим? Корзибский пытался показать, что мы говорим о невыразимом мире — о физической вселенной, которая состоит не из слов. Слова представляют вселенную (...). То, что мы называем вещами, фактами и событиями, в действительности представляет собой всего лишь удобные единицы восприятия, легко узнаваемые фишки, которые используются в качестве имен. Эти фишки произвольным образом выбираются из бесконечного множества линий и поверхностей, цветов и фактур, пространств и плотностей, которые нас окружают. Однако деление реального мира на вещи не менее условно, чем разбиение звезд на созвездия».

Поэтому совершенно естественно, что нековенциональность реальности носит гораздо более фундаментальный характер, чем любые обусловленности или договоренности, т.е. конвенции. Он – этот неконвенциональный характер – и есть реальность, а не тот или иной дискурс.

 

Subscribe

  • СУЩЕСТВОВАНИЕ СУЩЕСТВУЮЩЕГО

    Существующее не требует понимания. Оно существует независимо от того, понимаете вы это или нет. Понимаю это я или нет. Никакие критерии не обеспечат…

  • ГЛУПЕЕ БАНДЮКОВ

    Не нужно никаких критериев для определения существующего. Если вы можете не считаться с тем, что я считаю существующим, не считайтесь. Если оно само,…

  • ЗНАТЬ И СУЩЕСТВОВАТЬ

    Нет никакой проблемы определить существующее более или менее достоверное. Но знать его досконально - вот непреодолимая задача. Знать и существовать…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments