markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

ТРАНСФРЕЙМОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ВЕЩИ

pharmakos в своем жж всегда вбрасывает содержательные терминологически оформленные конструкты, которые затем удобно транслировать. в частности здесь http://pharmakos.livejournal.com/457879.html он определяет политизацию отечественной интеллигенции термином «экстратерриториальность». и сразу же становится очевидным, в чем ограниченность такой политизации, если сопоставить этот термин с другим близким по смыслу и написанию термином «детерриториализация», введенным делезом/гваттари и актуализированным современностью.

грубо говоря, экстратерриториальность – это декларируемая внеположенность ангажированным смыслам или «фреймам», как их называет pharmakos, тогда как детерриториализация – это реструктуризация самой ангажированности или «фреймовости».

экстратерриториальность подразумевает дистанцированность от всего, что понимается как ангажированность. при этом упускается из виду, что ею формируется своя собственная ангажированность, которая не всегда или не сразу осознается как таковая. эти две ангажированности отличаются друг от друга приписываемыми им знаками минус/плюс, т.е. плохая/хорошая, злодейская/праведная, и т.д. и т.п. таким образом это две изоморфные друг другу ангажированности. а экстратерриториальность по сути сводится к расстановке положительного/отрицательного знаков, что целиком и полностью зависит от того, чью сторону принять.

вот почему некритичная к самой себе оппозиционность отечественной интеллигенции ничем не содержательнее онтологически ограниченной в своей самокритичности власти. она испещрена теми же, если не еще большими предрассудками. тут бы и пригодилась разрушающая всяческую инерционность детерриториализация – этот инструмент преодоления последних предрассудков. но детерриториализация до сих пор остается фатально несвойственной отечественной интеллигенции. причем не только либеральной, а вообще любой.

в 70-х годах прошлого века эктратерриториальность естественным образом вела в эмиграцию. но у оказавшихся в эмиграции наших соотечественников она выливалось в точно такую же испытываемую ими идиосинкразию по отношению к западу, какую нелюбимая ими коммунистическая власть, от которой они дистанцировались или экстратерриторизировались, испытывала по отношению к ним самим.

во главе с солженицыным эмигранты становились на западе желчными критиками запада и чуть ли не патриотами самого одиозного толка. если бы не безнадежная неповоротливость правящей коммунистической верхушки, их можно было бы с успехом вербовать пусть не в партийные ряды, но уж точно в проводники той же самой свойственной этой верхушке косности.

антизападниками их делал невысокий уровень функциональности вне приложимости к тому политическому антагонизму, в который они были вовлечены до эмиграции. вне этого антагонизма сами по себе они не представляли особого интереса. им не было места в собственно западном дискурсе. вывезенные ими на запад фреймы оппозиционности все больше теряли здесь свою актуальность.

и тогда их естественной реакцией стало перенесение политики экстратерриториальности на неабсорбировавший их запад. по сути это сводилось к смене раннее приписывавшегося ему плюса на минус при сохранении все тех же фреймов. как будто они не знали других ходов, кроме перехода с одних позиций на противоположные. как если бы весь смысл передвижения пешеходов по городу сводился к переходу с одной стороны улицы на другую и обратно. показательно, что эмигрировавший из коммунистической действительности лимонов позднее вернулся для того, чтобы стать национал-большевиком.

это имеет довольно-таки простое объяснение. перед любой традиционно заточенной на оппозиционность ментальностью при переходе от тоталитаризма к режиму политических и экономических свобод возникает барьер, который не так-то легко взять. не так-то лекго от привычной выстраданной в горниле тоталитаризма стратегии экстратерриториальности перейти к детерриториализации, свойственной эпохе экономического бума и мультиплицирующего либерализма. поэтому и детерриториализация, с которой они столкнулись на западе, автоматически прочитывалась ими как экстратерриториальность.

переход от экстратерриториальности к детерриториализации был вынужденным для западных интеллектуалов. после 68-го года опозицонность утратила смыслообразующее содержание. правда, надо сказать, что некоторые западные интеллектуалы продолжали отправляться на восток в ностальгических поисках экстратерриториальности, которая там все еще имела смысл. и даже задерживались там, потому что на востоке они больше чувствовали себя свободными в сравнении с местным ущемляемым в правах населением. на западе их свобода заметно нивелировалась общеупотребительной свободой окружающих. на тоталитарном востоке она становилась рельефной, ощутимой и опьяняюще привилегированной.

это обостряло проблему личной несвободы. политическими и экономическими свободами не преодолевалась ограниченность самой личности, значительная детерминированность ее свойств. политические и экономические свободы ни за что не хотели становиться безграничной свободой и легко становилась личной несвободой.

и западные интеллектуалы пустились в исследования границ личной несвободы. это требовало реструктуризации фреймов в функциональные модели. именно реструктуризации, а не ликвидации, которую подразумевает под собой экстратерриториальность.

ради такой реструктуризации требовалось открыть ящик пандоры и извлечь все то, что прежде в него суеверно пряталось. на сободу были выпущены секс, наркотики, гомосексуализм, что было встречено более или менее лояльно либералами всего мира. но открыв крышку, в ящике уже нельзя было ничего удержать, в том числе национал-социализм, который относительно недавно по итогам второй мировой войны в страхе и ужасе был со страшным грохотом наглухо захлопнут в этом же самом ящике экстратерриториалами всего мира. а теперь потихоньку из него выползает под личиной антиглобализма совсем недавно запертый в нем вместе с эгалитаризмом социальный детерминизм.
Tags: злоба дня
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • СЛЕДУЮЩИЙ ЭТАП

    Первые опубликованные стихи у меня появились в 1987-м. Напечататься, перейти из разряда непечатных в печатные – тогда это казалось чем-то этапным.…

  • БЕСЦЕЛЬНОСТЬ СМЫСЛА

    Если бояться конечности жизни, лучше вообще в неё не ввязываться. Нашего согласия, правда, не спрашивают. Бабах, и однажды обнаруживаешь себя…

  • БОГ СТИРАЛЬНОЙ МАШИНЫ

    Объяснимое - это утилитарное. Оно нам требуется, когда нужно решить ограниченную задачу. Например, нам нужно руководство к пользованию стиральной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments