markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

где зарыта метареалистическая собака - 18

И ведь в стихотворении Парщикова многое нам понятно. Нам понятна городская среда, в которую оно вписано:

На мостовой, куда свисают магазины...

«Тренога» свидетельствует о известной любви автора к фотографированию. А все «непонятности» тоже понятны нам как привычные нам частные загибы чужого не вполне идентичного нашему собоственному восприятия. Кроме того в этом стихотворении многое поддается интерпретации:

На мостовой, куда свисают магазины,
лежит тренога и, обнявшись сладко,
лежат зверек нездешний и перчатка
на черных стеклах выбитой витрины.

Сплетая прутья, расширяется тренога
и соловей, что круче стеклореза
и мягче газа, заключен без срока
в кривящуюся клетку из железа.

Но, может быть, впотьмах и малого удара
достаточно, чтоб выпрямившись резко,
тремя перстами щелкнула железка
и напряглась влюбленных пугал пара.

«Соловей» - скорее всего вспышка фотоаппарата, которая ослепляет. Поэтому до нее и после нее темно. Отсюда и «черные стекла выбитой витрины». Она «выбита» яркой фотовспышкой еще до самой вспышки. Поэтому «соловей» - «круче стеклореза». Но ведь фотовспышка «мягче газа», поскольку газ материальней света.

А «соловьем» фотовспышка называется потому, что «выскакивает» из коробочки фотоаппарата, как механический соловей из музыкальной шкатулки. Во времена нашего советского детства был такой художественный фильм о наполеоновском времени, о 500-х днях, когда Наполеон неожиданно возвращается в Париж. Там был такой кинематографический ход. Король Луи XVIII играет музыкальной шкатулкой, из которой выскакивает соловей и издает трели. В это время приходят и говорят, что Наполеон уже в Париже. Короля торопливо уводят. Одновременно камера наезжает на шкатулку, а когда отъезжает, ею уже играет Наполеон. Мне представляется, вот откуда взялся парщиковский «соловей»-фотовспышка.

«Сплетая прутья, расширяется тренога» - это тоже световой эффект от фотовспышки. Она на мгновение создает новый источник света и его тени перемешиваются с тенями, отбрасываемыми естественным источником, т.е. солнцем. Возникает эффект движущихся теней.

В первой строфе, где «лежат … на черных стеклах выбитой витрины» - возможно, просто в витрине отражаются. А «влюбленных пругал пара», которых автор сравнивает со «зверьком нездешним и перчаткой», могут быть чем угодно, например, городскими бездомными животными, скажем, котами. Но дело не в этом. Не они являются предметом описания, а привычность непонятного. И если отвлечься от магии конвенциональной «понятности», то даже в таких смутных стихах Парщикова привычный нам дискурс хотя бы отчасти восстановим.

Но произведя эту интерпретацию, я в полной мере почувствовал, насколько дебильно само по себе это занятие. Что нам дает восстановление привычного дискурса? Разве только ощущение, что эти стихи не обман ради обмана. Понятное дело, что именно восстановление привычного дискурса доставляет неискушенному читателю особенное удовольствие. Но привычный дискурс - сам по себе уже обман. Вот почему Парщикова всегда коробило от интрпретации его стихотворений, а сам он от этого уклонялся.

Tags: метареализм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • СУЩЕСТВОВАНИЕ СУЩЕСТВУЮЩЕГО

    Существующее не требует понимания. Оно существует независимо от того, понимаете вы это или нет. Понимаю это я или нет. Никакие критерии не обеспечат…

  • ГЛУПЕЕ БАНДЮКОВ

    Не нужно никаких критериев для определения существующего. Если вы можете не считаться с тем, что я считаю существующим, не считайтесь. Если оно само,…

  • ЗНАТЬ И СУЩЕСТВОВАТЬ

    Нет никакой проблемы определить существующее более или менее достоверное. Но знать его досконально - вот непреодолимая задача. Знать и существовать…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments