markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

Category:

ХРЕСТОМАТИЯ ДЛЯ СТАТУЙ (начало)

Стоит статуя
в лучах заката,
а вместо х...
в руке лопата.

(из детского фольклора)

Жизнь началась с катастрофы. Родители разошлись, когда ему не было еще четырех месяцев. Он помнил сцену их ссоры. Словно на несколько минут ему включили сознание. Рыдающая мать в просторном, как вселенная, отечного тона халате, усеянного звездной желтизны цветками, сидела на краю смятой постели и держала его на коленях. Отец обмякше стоял в бесформенном плаще «болонья» и отражался в зеркале дешевенького послевоенного производства фанерного шкафа. Потом его сознание выключили, а когда снова включили, он уже стабильно осознавал себя двухлетним мальчиком, растущим без отца.
У него был повод обидеться за это на весь мир. Но его слабо привлекала такая потенциальная возможность. Ведь это значило бы признать собственную ущербность. То есть как бы заранее согласиться с заданностью всей своей последующей жизни. В этом им смутно предугадывалась ограниченность жизненного пространства и окаменелость занимаемой в нем позиции. Так должна себя чувствовать парковая скульптура, вставленная в тесную каменную нишу. Правда, если бы можно было вставить себя в нишу и гордо с достоинством навсегда застыть, как гипсовому пионеру с горном на фасаде городского Дворца пионеров симметрично с нишей гипсовой пионерки, читающей раскрытую гипсовую книгу, в которой ничего не было написано, — он бы не возражал.
В парк Дворца пионеров его иногда водили гулять. Впоследствии в сопровождении деда он пришел сюда записываться в шахматную секцию.
Но садово-парковый монументализм как раз и предназначался, чтобы служить людям наглядным примером недостижимости состояний, не свойственных живой природе. Совершенно очевидно, сколько бы человеку ни стараться, ему не сохранить необходимой неподвижности. Даже если бы один из гипсовых пионеров смилостивился и уступил ему свою почетную нишу, ему бы ни за что не оправдать оказанного доверия. Рано или поздно придется сбегать по малой нужде хотя бы в ближайшие кусты, а ночью захочется пойти домой спать. Поэтому вопрос обижаться или не обижаться на весь мир отпадал сам собой: незачем принимать решения, если ты недостаточно безжизнен, чтобы ни разу не изменить выбранной однажды тобой позиции.
Зато интересно было залазить в эти ниши, особенно в нишу пионерки — ведь так непосредственно он не приближался ни к одной живой девочке. Когда он научился писать, он стал писать ей в раскрытую книгу разные слова химическим карандашом: «мама», «дедушка», «бабушка», «Ленин», «СССР», «Шура» (так звали его родную тетку). Отдельно, на противоположной странице гипсового книжного разворота он написал ей свое имя. Осенью дожди размыли химический карандаш. А следующей весной скульптуры побелили и можно было заново писать в свежепобеленную книгу. Он начал писать туда недавно выученное стихотворение Маршака, но не дописал и нарисовал рисунки: танк, самолет, пятиконечную звезду и ракету.
Живые девочки вызывали у него гораздо меньший интерес. Однажды его оставили у другой — двоюродной — тетки, которую он терпеть не мог. Своих детей у нее не было. Поэтому она считала необходимым время от времени возиться с детьми своих родственников. Сейчас у нее жила пятилетняя племянница мужа, приехавшая погостить из Пятигорска, поиграть с которой его, не спросив на то согласия, собственно и привели. Она была ужасной врединой и играть с ней он не хотел. Вдобавок его привели сюда перед самым обедом. Тетка считала своим долгом придерживаться предписанного детям распорядка дня. То есть покормить их, а после обеда уложить спать. Кушать он не любил. Единственное, что он согласен был есть — это жаренную картошку и мороженное. Но тетка стала пичкать его ненавистным вареным рисом и тошнотворными тушенными тефтелями. Даже пекла она невкусные взрослые несладкие торты, перенасыщенные избыточными пряностями. И он еще долго принудительно ковырял десерт за громоздким торжественным столом в то время, как его сколько-то там юродную сестру уложили в этой же главной из двух составляющих теткину квартиру комнат в просторную пружинную кровать, откуда она ехидно подзуживала над его безвыходным положением. Наконец, устав от его понурого ковыряния в десерте, и его уложили в эту же кровать под одно общее одеяло валетом. Спать днем он тоже не любил. Но когда тетка собрала со стола посуду и отправилась мыть ее на коммунальную кухню, лежащая к нему ногами девочка неожиданно предложила спустить одновременно им обоим трусы и пощупать друг у друга пиписьки. Прежде его никогда не интересовали чужие пиписьки. Он даже не задумывался о них. Но теперь сам факт существования пиписек у других, и не просто у других, но и у во всем не похожих на мальчиков девочек, вдруг представился ему чем-то вроде обратной стороной луны до того, как ее сфотографировал спутник. Раньше было известно, что эта обратная сторона есть, но бесполезно было даже пытаться представить себе, какая она. И он не пытался, несмотря на то, что до пиписек несравненно ближе, чем до луны. Таким образом, то ли по врожденной лености, то ли по простоте душевной, а то ли и вовсе из-за ограниченности воображения, эта деталь человеческого устройства целиком выпала из его поля зрения и, практически, для него как бы и не существовала. Но в данной конкретно возникшей ситуации уже невозможно было не считаться с ее существованием. И после некоторого колебания вызываемое сделанным ему предложением любопытство превысило стыд от того, что девочка станет трогать эту неприличную часть его тела, и он согласился. В результате с обеих сторон трусы были спущены и, стараясь не особенно обращать внимание на посторонние прикосновения в районе собственной промежности, он стал шарить там, где тоже предполагал что-либо нащупать. Но рука его нащупала только голое место и две плотно, изо всех сил, сжатые ляжки, и он почувствовал себя обманутым…
Tags: литпродукция
Subscribe

  • СЛЕДУЮЩИЙ ЭТАП

    Первые опубликованные стихи у меня появились в 1987-м. Напечататься, перейти из разряда непечатных в печатные – тогда это казалось чем-то этапным.…

  • БЕСЦЕЛЬНОСТЬ СМЫСЛА

    Если бояться конечности жизни, лучше вообще в неё не ввязываться. Нашего согласия, правда, не спрашивают. Бабах, и однажды обнаруживаешь себя…

  • БОГ СТИРАЛЬНОЙ МАШИНЫ

    Объяснимое - это утилитарное. Оно нам требуется, когда нужно решить ограниченную задачу. Например, нам нужно руководство к пользованию стиральной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments