markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

СМЕНА ПАРАДИГМ (окончание)

Марк, дорогой, спасибо за письмо, в котором много близкого для меня.
Думаю, что под формой я имею в виду не то, что Вы. Скорее, одновременное ее
вместе с присутствием отсутствие. Я совсем не думаю, что вы материалист, и
для меня ценно то, что вы не отвергаете "выраженность", "явленность".
Знаете, один ученик Догена, кажется, после того, как испытал просветление,
пришел к учителю и говорит: Ура! Ничего этого нет! Этих вещей и мира нет! -
Тогда учитель схватил его за нос и потянул. А потом спросил: ну как, все еще
нет?
Для меня нос и есть и нет. Столь же реально есть, как столь же реально нет.
Тело мне дано как учительская указка, чтобы я многое о себе понял, и я
принимаю, в т. ч. его материальность, памятуя, тем не менее, высказывание
любимого Пушкиным писателя: Все что ни есть Бог есть ничто и в ничто должно
быть вменяемо (Фома Кемпийский). Тело - не Бог. Оно конечно.

Я хочу сказать, что пытаясь выразить высшие наши интуиции мы прибегаем к
слову как к средству перевода с абсолютного языка на человеческий. Я писал,
что любое слово - омоним: море Пушкина это не море шахтера, приехавшего в
Крым и не море Хуана де ла Круса, у которого оно - Бытие, Бог.
Поэтому, поэзия, в которой слово опирается на ритм, мелодию и паузу -
внеязыковые, жестикуляционные вещи, в этом ритме способно через его "жест"
донести больше о том, что я хочу выразить из мира непереводимого.
Я действительно устал от невозможности (за редким исключением) донести самые
ценные и несомненные для меня вещи как для христиан, так и для неверующих
пишущих людей и мне понятно предсмертное молчание Паунда - лет пять молчал,
кажется.
Но это не значит, что я не буду говорить.
Знаете, Алеша ведь в последние годы ушел в книги, в прогулки, поездки. Я
когда начал работать на Радио России, думал, ну вот, я сейчас скажу людям
Москвы и России про Христа, про Солженицына, приглашу священников,
философов, поэтов, и страна будет меняться. Я тогда очень много говорил и
много волновался.
Ничего из этого не вышло.
Мне, вообще, близок образ Правителя у Лао-Цзы, который управляет, не
действуя и несет радость народу без слов. Знаете, похоже на Элиота, который
сказал про Младенца в пещере, что он бессловесный.
Но я поэт и говорю. Для меня поэтому важно не само слово, а тот дом, из
которого оно пришло на язык и бумагу. Те вибрации, которые от него исходят.
Ну, вот так, несколько сбивчиво.
Когда, кстати, Гераклит говорил о том, что нельзя войти дважды в одну реку,
а его последователь заметил, что даже однажды - речь шла о том, что мир
состоит из внутренне противоречивых процессов, а не тел, почти Фритьоф.
Слово также внутренне противоречиво в этом мире, как и речка, и в него тоже
не войти даже однажды. Но ему можно причаститься, как и влаге в реке. Если,
конечно, они - слово и влага - того стоят.
Обнимаю,
Ваш Андрей.


Дорогой Андрей,
но почему же слово опирается на паузу или цезуру? Почему не пауза или цезура опираются на слово? Бог-Слово-Логос создал тишину, как и все в этом мире. А не сам явился среди тишины и она Ему так прискучила, что он начал разговаривать сам с собой, как умалишенный. Для чего расставлять приоритеты? Вот уже и Бог в цезуре, а не в слове.
Вы пишите: «...под формой я имею в виду не то, что Вы. Скорее, одновременное ее
вместе с присутствием отсутствие». Но ведь известна формула: «нераздельность и неслиянность». Это не то же самое, что раздельность и слиянность одновренно. Это «не то и не то». И в этом есть разница с «тем и тем одновременно». И это крайне существенно. Слово – это не говорение, а цезура – не молчание. Слово – это не то и не то. Оно и не говорение и не цезура. Как все тот же свет – это не волновая теория и не кавнтовая. А не волновая и квантовая одновременно. Свет не описывается исчерпывающе ни тем и ни тем.
Но как только Вы дуалистически отрываете слово от цезуры, оно становится у Вас либо тем, либо этим. Или тем и этим одновременно. И тогда в первом случае говорит «шахтер, приехавший в Крым», во втором Хуан де ля Крус.
Но когда говорит просто человек, вместе с ним всегда говорит Бог. И молчит вместе с ним тоже. Речь человека – это как испорченная радиопомехами речь Бога. И если расщепить речь человека на звучание и паузы, речи его не очистить и Бога не услышать. Потому что помехи равно накладываются как на звучание, так и на паузы. И иногда помехи сами по себе издают такой шум, что их можно принять за слова, хотя в этот момент человек и Бог могут молчать. Чтобы услышать Бога, надо вычесть помехи ретранслятора, а не выключить радио, чтоб наступило молчание.
Мне не близок утопический правитель Лао-дзы. Такого правителя нет и быть не может. Поэтому никакой правитель мне не близок. Цезарю –цезарево, а Богу – Богово. У Бога другая власть – не власть говорить или молчать, зачем Ему такая власть, Его власть любить. Но что такое любить – это отдельный разговор.
Ваш М.Ш.
Tags: производство реальности
Subscribe

  • СЛЕДУЮЩИЙ ЭТАП

    Первые опубликованные стихи у меня появились в 1987-м. Напечататься, перейти из разряда непечатных в печатные – тогда это казалось чем-то этапным.…

  • БЕСЦЕЛЬНОСТЬ СМЫСЛА

    Если бояться конечности жизни, лучше вообще в неё не ввязываться. Нашего согласия, правда, не спрашивают. Бабах, и однажды обнаруживаешь себя…

  • БОГ СТИРАЛЬНОЙ МАШИНЫ

    Объяснимое - это утилитарное. Оно нам требуется, когда нужно решить ограниченную задачу. Например, нам нужно руководство к пользованию стиральной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments