markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

СМЕНА ПАРАДИГМ

На сайте "Русского Гулливера" появилась статья Андрея Таврова "Смена парадигм":
http://russgulliver.livejournal.com/160577.html

Эта статья вызвала у меня массу возражений:

Дорогой Андрей,
с интересом прочел Вашу «Смену парадигм». Мне крайне близок Ваш призыв отойти от «религии твердых тел». Но ведь не для того же, чтоб придти к полной расплывчатости и неопределенности? Не для того, чтоб от христианского Бога вернуться назад к невидимому и неслышимому иудейскому Богу? Все-таки при всех раскладлах мне бы хотелось оставаться христианином. Поэтому не могу скрыть от Вас, что некоторые места в Вашей статье, несмотря на созвучный моим собственным интенциям посыл, вызывают у меня сомнения. Вроде бы Вы пишите о том же, о поглощающем ужасе неградуированности и расплывчатости:

«Джойс дал гениальную картину того, как это происходит. А бесконтрольный поток мыслей рождает бесконтрольный мир, чреватый катастрофами, военными конфликтами, ксенофобиями и экологическими проблемами. Если неконтролируемый ум управляет нами, то мы не можем контролировать действительность – она контролирует нас».

Но здесь уже меня смущает, действительно ли «бесконтрольный поток мыслей порождает бесконтрольный мир»? Видите ли бесконтрольный мир, т.е. мир, который мы еще совсем не контролировали, привел к появлению человека. Неконтролируемый людьми мир по моему глубокому убеждению контролируется Богом. Так может ли бесконтрольный поток мыслей рождать бесконтрольный мир? Не совсем ли прямо противоположная зависимость между двумя этими явлениями?
Дальше Вы пишите как раз вроде бы о той самой градуированности мира, которая сообщает форму бесформенному потоку сознания:

«Для чего нужна цезура? Пауза, мгновение тишины среди потока слов? Для того, чтобы среди слов мог присутствовать Бог».

И меня уже настораживает, что Бог присуствует среди слов, а не в словах. Я прямо-таки вижу, как из восхваляемой Вами цезуры выглядывает незримый и неслышимый иудейский Бог, который подмигивает мне с издевкой, что, мол, мой христианский Бог-Слово, вовсе не Бог, что Бог – это фигура умолчания:

«Субботу и цезуру можно рассматривать как заповедь о ЧИСТОМ ОТНОШЕНИИ между одним отрезком времени и другим, одной неделей и другой, собственно говоря как заповедь об отношении, эти недели и дни – творящем, как цезура творит ритм и смысл строки у Гомера».

Что же тогда Ваше «чистое отношение»? Междусловья, междустрочья? Я понимаю, в Ваши намерения не входит изгнать Бога из слова. Но упор не цезуру сбивает Ваш прицел. Слово – это не только пробел перед и после него, это еще и само тело слова.
Вы соврешенно справедливо пишите, что:

«…мы продолжаем в своем богословии иметь дело не с отношениями, а с некими придуманными самотождественными объектами (мыслями, понятиями, концепциями, догматами, утопическими проектами, правилами глобализированного социума), объектами, которые якобы вступают в отношения, порождая их».

Действительно, «самотождественные обекты» - это оторванные от Бога объекты. Это как раз и есть искусственно создаваемая цезура между Богом и ними. В том-то и проблема, что Вы отрываете паузу от слова. Как раз такой разрыв и приводит к этим самым «самотождественным объектам».
Ниже Вы прямо пишите о Боге вне слова:

«Более того, она эта вербальная реальность, Божественное внесловесное и внеобъектное бытие собой подменяет».

Что может значить «Божественное внесловесное бытие»? Какое внесловесное бытие может быть для Бога-Слова? Я ума не приложе. Единственное, что мне приходит в голову, что вы редуцируете христианство до иудаизма.
Я совершенно с Вами согласен, когда Вы пишите:

«Мышление вербальными объектами без божественного фона чистого Пристутствия, чистого Бытия, Чистой Потенциальности, эти формы порождающего, это самый явный признак эгоистического сознания с его способностью и необходимостью отождествления личности с ее мыслями, страхами, вещами, социальными достижениями, со всем внешним, но не с неуловимым и нетварным образом и подобием Божиим – чистым отношением, дыханием. (Мы помним, что Бог не дал, как объект, а вдохнул дух жизни в Адама. Человек нового мышления призван удержаться в этом бесформенном духе как в своей основной природе. Именно через нее он, человек, соединяется с полем чистого бытия, полем чистой потенциальности, из которой он может вызвать к жизни все, что угодно. Это и есть парадоксальное Бытие, отношение без предварительных объектов)».

И все же у меня не может не вызывать сомнения, что образ и подобие Божие – это «неуловимый и нетварный образ». Для меня это отрицает тварное воплощение Христа и его телесное воскрешение. Я подозреваю, что Вы путаете «образ и подобие Божье» со Святым Духом.
Мне кажется, Вы слишком радикально трактуете точное замечание о «наблюдателе в физике» Фритьофа Капры, которое, впрочем восходит в Альберту Энштейну:

«Реальность, оказывается, зависит от того, кто ее наблюдает. Она под него подстраивается».

Это чересчур. Человек не так уж произволен в своей интепретации реальности. Никто не может обходиться с реальностью по принципу «что хочу, то и ворочу». Реальность далеко не инертна. Ее еще никому не удавалось подчинить своим представлениям. Фритьоф Капра имеет в виду совсем другое. Не «зависимость реальности от того, кто ее наблюдает», а «зависимость наблюдений от ограниченности наблюдающего».
Вы справедливо пишите:

«Примером мышления «твердых тел» служит евангельский фарисей, который, благодаря Бога за то, что он «не такой как этот мытарь», ставит себя-объект в ряд других объектов…»

Но не следует забывать, что примером мышления вне твердых тел служит иудейский законник или “книжник”, для которого Бог тонет в своей невыразимости, а потому он невидим и неслышим и потому можно свой голос с легкостью выдавать за Его.
Вы пишите:
«Что есть отношения с тем, что начинает проявлять себя в моей душе как то, что до меня назвали Богом, а я сейчас с этим неизреченным, что до меня назвали Богом, переживаю единственно реальные отношения, в которых только и могу ощутить свою реальность или ее отсутствие».

И у меня закрадывается сомнение, правильно ли Вы интепретируете «неизреченность Бога», не подменяете ли Вы ее «неречнностью». Бог не вне речи, а просто не исчерпывается речью. И это большая разница. Первое – это внесловесность, что противоречит Богу-Слову, а второе – это несовершенство человеческого слова перед Словом.
И опять дальше у Вас Бог убирается из Слова:

«Следовательно, единственный вопрос, ведущий к реальности – в каких я отношениях с Внесловесным, Неназываемым, Безначальным и Бесконечным прямо сейчас и прямо здесь? Потому что реального места и времени, кроме «сейчас и здесь», просто не бывает. Вопрос в том, насколько Христос присутствует во мне или отсутствует во мне прямо сейчас».

Да можно ли сказать о Христе, что Он «Внесловесный» и «Неназываемый»? Я не могу отделаться от смущения при таком утверждении. Даже замечательные стихи Мандельшиама не избавляют меня от него:

«Отношение – предшествует объекту. «И, может, прежде губ, уже родился шепот, и в бездревесности кружилися листы, и те, кому мы посвящаем опыт, еще до опыта приобрели черты» – так парадоксально высказался поэт на занимающую нас тему».

И опять не могу согласиться с Вашей интерпретацией. Разве «шепот» и «листы» - это чистое отношение, а не вполне реальные объекты?

Ваша статья безусловно интересна и, на мой взгляд, совершенно противоречива. Она отрицает все то, что сама утверждает. Бог загнанный в цезуру, в паузы между словами – это и есть «религия твердых тел», где слова-тела лишились своей нераздельности и неслиянности.

Но это, разумеется только моя точка зрения, которая может
Быть ошибочной и с которой я не мог с Вами не поделиться.
Искренне Ваш,
М.Ш.

Андрей прислал мне ответ:


Дорогой Марк!
Отвечаю по абзацам.


Но здесь уже меня смущает, действительно ли «бесконтрольный поток мыслей порождает бесконтрольный мир»? Видите ли бесконтрольный мир, т.е. мир, который мы еще совсем не контролировали, привел к появлению человека. Неконтролируемый людьми мир по моему глубокому убеждению контролируется Богом.

Каким образом? Если Бог отдал человеку власть покинуть Рай, отвернуться от себя и убивать себе подобных миллионами, миллиардами? В чем контроль? Полная свобода.
В чем же присутствие Бога? - Ответ один - в наличие духовного закона. По которому человек может творить все что угодно властью данной от Бога. творчество начинается с мысли. Но любой поступок имеет свои следствия


Для чего нужна цезура? Пауза, мгновение тишины среди потока слов? Для того, чтобы среди слов мог присутствовать Бог».
>
> И меня уже настораживает, что Бог присуствует среди слов, а не в словах. Я прямо-таки вижу, как из восхваляемой Вами цезуры выглядывает незримый и неслышимый иудейский Бог, который подмигивает мне с издевкой, что, мол, мой христианский Бог-Слово, вовсе не Бог, что Бог – это фигура умолчания:
>

Иисус называл «иудейского Бога» Отцом и ходил в иудейский храм. Он был, надо полагать, правоверным иудеем, о чем и Сам говорил - «Не нарушить Закон, а исполнить». О мире он говорил притчами, где слова не имеют прямого значения, что позже родило апофатическое богословие в православии. О Боге нельзя ничего сказать истинного, тождественного, мысль изреченная есть ложь.



> Что может значить «Божественное внесловесное бытие»? Какое внесловесное бытие может быть для Бога-Слова? Я ума не приложе. Единственное, что мне приходит в голову, что вы редуцируете христианство до иудаизма.
>

Божественное внесловесное бытие это Бытие до Творения.
Слово же соотносится с тишиной, с Богом, если Божественная тишина его породила, а не мое болтающее эго. В этом различие природы слов продавщицы и святого. Пушкина и графомана. Откуда они вышли – из бесконечной тишины или из моего озабоченного собой эго.



И все же у меня не может не вызывать сомнения, что образ и подобие Божие – это «неуловимый и нетварный образ». Для меня это отрицает тварное воплощение Христа и его телесное воскрешение. Я подозреваю, что Вы путаете «образ и подобие Божье» со Святым Духом.


Это догмат Христианской церкви. Нетварность образа и подобия Божиего, присутствующего в человеке, в Адаме. Догмат есть зафиксированное откровение. Хотя для меня и не несомненное в ряде своих выражений.



Да нет же.
Я же сказал – объективной реальности нет. Есть человеческая дешифровальная сетка, кторая творит его мир. Объективная реальность – это протоны , электроны, а не деревья. Просто наши чувства так заточены, что мы видим деревья. И кстати – кто-то с отвращением, а кто-то как Мышкин с восторгом. Разные реальности.



> И у меня закрадывается сомнение, правильно ли Вы интепретируете «неизреченность Бога», не подменяете ли Вы ее «неречнностью». Бог не вне речи, а просто не исчерпывается речью.

Согласен. Бог есть все. Даже то, чего нет. Можно так сказать.



Да можно ли сказать о Христе, что Он «Внесловесный» и «Неназываемый»? Я не могу отделаться от смущения при таком утверждении.

Видите ли Бог-Слово, это не то слово, на котором мы говорим. Это Слово, из которого родилась вселенная. Логос – скорее смысл, чем слово. А тишина не исключает полноты смысла. Тишина, полная смыслом, это и есть Христос в Отце. Но это не то ограниченное слово, которым мы оперируем. Скорее это имя, которое восходит к неизреченному Именованному.

Марк, дорогой, все, что я написал это слова и утверждения. Я их совсем не навязываю, и я знаю, что они не больше, чем палец, указующий в сторону Луны, а не сама Луна. Я не отношусь особо серьезно к своему пальцу, потому что Луны-Истины в нем все равно нет.
Поэтому я ни на чем не настаиваю.

Вероятно, после этого Андрей расчитывал, что я оставлю его в покое. Но не тут-то было. Я снова написал ему письмо:


Андрей, дорогой,
ну зачем такие крайности передергивания:

«... Бог отдал человеку власть покинуть Рай...»?

Как можно изгнание из рая назвать получением власти? Это все равно, что намеренно убить и потом сказать, что покойник добровольно ушел из жизни.

Вы спрашиваете: «В чем контроль?», извсетно в чем, в том, что ни один волос не упадет с головы человека, если не будет на то воли Божьей. Мы «убиваем себе подобных и отпадаем от Бога» не потому что обладаем «полной свободой», какая уж тут полная свобода, когда даже скажи себе, пусть у меня на руке сам собой вырастет шестой палец, а он не вырастет, мы убиваем и отпадаем, потому что несовршенны так, как совершенен Отец наш небесный. Это как человек более слабый старается идти в ногу с человеком более выносливым, но все равно отстает.

Свободой воли Вы не преодолеете «религию твердых тел», она ее неотъемлимый атрибут.

И бросьте, каким правоверным иудеем был Христос? Какой правоверный иудей мог посметь утверждать, что он – суббота? Что Бог – его Отец? Для праверного иудея Бог – Господин, а никакой не Отец.

Вы пишите:

«Божественное внесловесное бытие это Бытие до Творения».

Но если Бог – Слово, то и до Творенья бытие было словесным, потому что Слово было прежде Творенья.

Вы считаете, что эго графомана больше пушкинского? Сомневаюсь. Боюсь, пушкинское во много раз больше. Это оно погнало его на дуэль, а не в монастырь, например. Пушкин и графоман отличаются друг от друга не эго, а талантом, который, как известно, дает Бог. Одному дает, а другому нет. К тому же пушкинские стихи никак не назовешь «тишиной», в них полно светского трепа.

Насчет «нетварности образа и подобия» - Вы правы, тут я обознался. Я прочитал «нетварность», как «невоплощенность», ту самую «тишину», на которой Вы настаиваете. Но «нетварность» - это «не-сотворенность». И конечно же «не-сотворенное» - это не значит «не-воплощенное». Т.е. «не-сотворенное» или же «нетварное» - это не обязательно только лишь «тишина». «Тишина» такая же «тварная», как и крик.

«...объективной реальности нет», но ведь тогда и субъективной нет. И кстати говоря, в этом то и состоит преодоление «религии твердых тел» и «физики твердых тел», о котором пишет Фритьоф Капра. Потому что реальность всегда объективно-субъективная или субъективно-объективная, от перестановки мест слагаемых, как известно, ничего не меняется. Но всегда и та, и та. Поэтому-то и «наблюдателя» из нее исключить нельзя. Но и «наблюдателем» она не исчерпывается. «...человеческая дешифровальная сетка» не субъективна и не объективна, а именно что «объективно-субъективна» одновременно.

И чем же провинились электроны и протоны, что они «объективная реальность», а деревья – субъективная, надо понимать? Фритьоф Капрв как раз и пишет, что они «субъективно-объективная», как и деревья впрочем.

Да, Слово-Логос – это не болтливое человеческое слово. Тут нельзя с Вами не согласиться. Но это и не невыраженность. А иначе нам всем надо заткнуться, что, может быть, было бы вполне оправданным.

С наилучшими пожеланиями, искренне Ваш,
М.Ш.

Закончится ли на этом переписка? Не знаю...
Tags: производство реальности
Subscribe

  • ПРОИГРЫШ ПО МАГАЗИНАМ (ответ френду)

    Существует прямая связь между мясом в магазине и властью. Из дележа добычи, раздираемой туши убитого животного и семантики отношений в дикой стае,…

  • В МАГАЗИН ЗА МЯСОМ (вопрос френда)

    вопрос: Сталин - Хрущев - Путин; Кеннеди - Клинтон - Обама; ДеГолль - Миттеран -
 Саркози --- нет ли здесь деградации госмонополии на контроль…

  • ЗАВСКЛАДОМ ПРОТЕСТА

    Разве сталинизм когда-то открыл путь насилию в стране. Ведь задолго до собственно сталинизма в стране вовсю бушевало насилие. Сталинизм – это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments