markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

ЛЮМПЕН-ФИЛОСОФИЯ

Я учился на тройки. Это мне ничего не стоило. Краем уха слушал на уроках учителей и этого мне хватало, чтоб без проблем переводили из класса в класс. К тому же сквозь конспиративно идущую напряженную жизнь задних парт, за которыми я обычно сидел, большего расслышать было нельзя. К отличникам мы с товарищами всегда относились со снисходительным превосходством. Как-то в универе, куда я поступил по чистой случайности, целый семестр не ходил на лекции по синтаксису. Перед экзаменом у меня было что-то вроде горячки. Температурило и лихорадило. Я понимал, что очередного хвоста не избежать. Я не знал предмета и до утра было не выздороветь. Уважительная причина была на лицо и мне стало все равно. Без какой-либо определенной цели открыл учебник и за несколько часов прочел его с невероятной ясностью понимания и запоминания, которые как нечто плавучее и непотопляемое барахтались на возбужденной и зыблемой поверхности моего полубредового самочувствия. К утру от температуры и лихорадки не осталось следа. На экзамене синтаксичка не сумела задать мне ни одного вопроса, на который бы я не дал ей верного ответа. Она поставила мне «хор.», на нахальный вопрос, почему «хор.», а не «отл.», обяснив, что делает это только потому, что я не был ни на одной ее лекции. Я вышел из аудитории и тут же забыл весь синтаксис. Поэтому предпочитаю писать стихи вообще без знаков препинания. Но ощущение продуктивности концентрации осталось навсегда. Только от всего каталогизированного меня охватывает невыносимая тоска. Целенапраленно вникающий в мельчайшие детали человек представляется мне чем-то вроде короеда, глубоко вгрызшегося в отдельный участок окружающей нас действительности и уже потому плохо представляющий себе что-нибудь за пределами того, во что вгрызся. Качество всего, что ему попадается и непосредственно не знакомо, он определяет по консистенции. Для меня определяющее качество – это необязательность. Если что-то грузит, я тут же линяю. А если не грузит – даже готов грузиться добровольно. Тоже своего рода разновидность мазохизма. К нам в дом ходило множество самых разнообразных уважаемых и известных людей. Отец накрывал столы человек на сорок. И создавалось впечателние, что все эти люди ставили своей целью выскочить из той солидной ментальности, которая обеспечивала им устойчивость положения в обществе, и с помощью изрядного подпития войти в промежуточное состояние внесистемного дрейфа. Словно истина была совсем не в том, чем каждый из них был занят ежедневно, а вне этого всего. И они это знали, но были вынуждены мириться с таким положением дел. Но время от времени позволяли себе расслабиться, снять пиджаки, распустить узлы галстуков, закатать рукава рубашек и тогда излить всю правду-матку о той фигне, на которую тратили свою жизнь. Самым любимым их человеком был Валя Котлов. Он пользовался неизменным успехом у женщин. Фантанировал неиссякаемым юмором. У него даже не было паспорта. Его отца – крупного большевистского чиновника – расстреляли в 37-ом, а мать арестовали и сослали в Гулаг. Вале было тогда 14. Он ухитрился сбежать от чекистов, которые пришли за ним, чтоб отправить в профильный детдом, и спрятаться на каком-то чердаке. По пути раздобыть бутылку портвейна и выпить ее на этом чердаке в одиночку из горла. Это была его первая бутылка портвейна, о чем он всегда упоминал с подчеркнутой значительностью. Устроился чернорабочим в Метрострой, воевал от и до, неоднократно сидел по бытовым, а совсем не политическим статьям. Постоянно залетал то в вытрезвитель, то в кутузку, что усугублялось отсутствием прописки. Высокопоставленные друзья отца бросались его выручать и вытаскивали из множества передряг. Это было у них делом чести. Из всего этого у меня сложилось устойчивое ощущение, что свободное необязательное плавание в вечно меняющейся действительности и является критерием истинности. Всем друзьям моего отца Валя Котлов предпочитал меня. Мы с ним неоднократно пускались в странствия по московским пивным. Во всех пивных его знали и пускали за самые авториетные столики. Со всех концов пивной, в которой мы оказывались, нам почитали за честь поднести водку. Не мне, конечно, а Вале. Но я был с ним, и мне подносили тоже. Это продолжалось до тех пор, пока одажды не закончилось драматически...
(продолжение следует...)
Tags: личное
Subscribe

  • ПРОЩАЙ, СИЗИФ!

    Всегда происходит одно и то же. В результате всеобщей многообразной деятельности формируется все более дифференцированный, все более…

  • ВСЯ СЛОЖНОСТЬ МИРА В ОДНОМ ФЛАКОНЕ

    считается, что цель эволюции – живучесть. похоже, это не совсем так. биомасса сама по себе изначальна довольно живуча и вообще нет никаких…

  • СПОСОБЫ ЖИЗНИ

    25/9/2012 16:49 - soe_soe - Приятель прислал. "И тогда вот вся моя семейка начинает капать мне на мозги с интереснейшей формулировкой: -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments