markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

УЗЕЛ ДЕПРЕССИВНОСТИ

2-го июня я прилетел из парижа в венецию с заметно поплывшей крышей. уже с февраля шел обратный отсчет жизни моей мамы. в феврале ей поставили диагноз. и стало понятно, пройдет какое-то скорее всего довольно-таки непродолжительное время и ее не станет. когда-то это было самым страшным, что я только мог себе представить. мне было года три или четыре. я хорошо это помню. ночью я проснулся от леденящего детскую душу страха, что моя мама когда-нибудь умрет. чтобы не закричать и не заплакать, я до боли закусил себе ребро ладони. это осталось навсегда – сознательно причинять себе боль, чтоб заглушить ту, что от меня не зависела. о мамином диагнозе я узнал, сидя в больничной палате, где навещал своего болизкого друга, чуть самого не отдавшего концы в реанимации и, начиная аж с октября, пролежавшего по больницам четыре с лишним месяца. мне позвонила из дома жена сразу же после телефонного разговора с моей мамой, которая совершенно спокойно назвала свой диагноз. в эти же дни другой мой старый друг прислал письмо, где рассказывал, как пошел на плановый осмотр к врачу, как тот полез каким-то железным крючком ему в горло, задел что-то и оттуда хлынула кровь, залившая моему другу всю рубашку. на некоторое время он потерял зрение. и потом монитор его компа постоянно прыгал у него перед глазами. в таком состоянии он и писал это одно из последних трех писем в нашей довольно длительной и инетнсивной переписке. потом была еще черз силу написанная со сбоями в грамматических связках короткая записка, приуроченная к обсуждениию в московском поэтическом клубе моей книги стихотворений, которую он проталкивал всем своим авторитетом сквозь редакционные препоны. эта записка заменяла собой предполагавшийся пространный текст для прочтения вслух и была написана так, чтобы ее можно было зачитать. самое ужасное, что на обсуждении ее так и не прочли. не нашлось подходящего случая. потом было еще одно письмо, в котором он провел со мной сеанс психотерапии, пытаясь снять мои негативные ощущения после обсуждения в клубе, что само по себе вообще было удивителным, в это время перед ним самим уже маячила более чем реальная смерть. похоже, несмотря ни на что, у него было больше мужества, чем у меня, прдолжающего довольно беспечно жить до сих пор. он умер еще скоропостиженнее, чем моя мама. вот текст этой не прочитанной вслух записки:

«Я ничего не успеваю, конечно, с моими медицинскими приключениями. Кадр в глазу скачет, сплю целыми днями, отчасти по рекомендации врачей, пытаюсь боротъся сам с собой после стресса.

Но у меня есть одно подозрение по твоему стилю. Это твой способ укладывать реальность на весы и, таким обрзом, эту реальность ощутить. Поиск противовеса, но не логического, хотя, наверное у тебя встречаются виды силлогизмов. Тут, мне кажется, ты работаешь через другое, вполне органичное для поэзии представление о вечности. Вечность тривиальное понятие в поэзии, однако у тебя она функционирует по своему. Параллелизм один из подходов к образу вечности. На её фоне происодит шокирующее выравнивание ценностей, мир выпрямляется, и часто это придаёт форму ситуациям.

Вечность этo параллельные, как в раннем стихотворении, начинающееся с деревенской дороги с избами по бокам ("письменная речь"), и она присутствует в универсальном выравнивании отношений.
Выравнивание, нахождение точного противовеса даёт ощущение объективности ("в пункте санобработки нет правых и нет виноватых"), чем мы и наслаждаемся — эпической стороной бытия. А ты, реагируешь на это состояние объективности как на встречу с реальностью и переживаешь её цену. Это, собственно, и есть глубинный конфликт в твоих стихотворениях. Но на поверхности, конечно, всё приобретает разнообразие ироноческих микронарративов и семантических столкновений. Возникают социальные зоны сопровождаемые пророческими комментариями:
"в этом городе башни со звездами ждут своего муэдзина". Вспоминается "Мусульманский проект" группы художников АЕС — серия, изданная в открытках самом конце 90х.

---------------------------------------------------------------------------------------------------

Надеюсь, что ты будешь за забором микрофонов; часто композиторы и записывают предварительно что–то своё, в результате запись мутнет, но всё равно можно отличить одно от другого. И надеюсь, что Никитин запишет чисто, так что можно будет послушать.
Я ещё напишу тебе до завтрашнего концерта. Не волнуйся, кроме всех достоинств, твои тексты ещё просто увлекательны. Куда принято отправляться после чтения? Или уже не принято?»...
Tags: личное
Subscribe

  • ВЧЕРАШНИЙ ПОСТ

    вчера поторопился поместить в своем жж пост ( http://markshat.livejournal.com/123471.html), а сегодня все утро его редактировал. не зря говорится:…

  • СКЛАДЫВЫЮЩАЯСЯ САМА СОБОЙ

    Я не умею извлекать выгоду. Как только пытаюсь изловчиться и извлечь её, ничего не выходит или выходит так, чтоб лучше вообще ничего не выходило. Но…

  • БЛУЖДАНИЕ ПРОТИВ ПРИБЫТИЯ

    Очень часто, не пользуясь картами, я пытаюсь добрать в незнакомое место. На это уходит гораздо больше времени, чем если бы я пользовался картой. Но,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments