markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

ЕЩЕ ОДИН ВЕЧЕР ПАМЯТИ АЛЕШИ И ОПОСРЕДОВАННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

шел в потаповский на презентацию номера журнала «комментарии», посвященного алеше парщикову. внеочередную и потому заведомо напряжную. всего неделю назад мы уже проводили такой же вечер в трубниковском. но случилась организационная накладка. и вот теперь надо проводить еще один в рамках поэтической биеннале. совершенно не представлял, придет ли кто, кроме нас самих. это-то и напрягало.

накануне на открытие биеннале несколько самых стойких – вадим месяц, андрей тавров и я – договорились обязательно, не взирая ни на что, придти и просто почитать вслух алешины стихи. я решил прочесть первые одиннадцать строф из «сельского кладбища». еще несколько лет назад, когда алеша только прислал мне этот текст и был тогда жив, здоров и невредим, мне уже прочиталось, что это про нас, наше поколение, наш круг, а дирежаблестроение, но фоне которого текст разворачивается, это всего лишь метафора поэзии, тем более что поэзия сейчас такой же факультатив жизни, как дирежаблестроение – факультатив аэронавтики.

я тогда написал о таком прочтении алеше, но он принял это не без сопротивления. теперь, когда его нет, я еще больше утвердился в этом ощущении. и именно с предложением послушать и услышать эти строфы в таком ракусре восприятия я шел в потаповский. представлял себе, вот придем мы вчетвером: месяц, тавров, я, еще саша давыдов – главный редактор журнала, и больше никого. сядем в круг. я им прочту эти стихи про наше поколение. а они прочтут мне другие. и это будет нам чем-то вроде утешения за все сразу – алешину смерть и провальный вечер, на который никто не придет.

на город спускались сумерки. теперь ведь рано темнеет. хотя в потаповский я шел часа за два до начала презентации. вышло так, оказался неподалеку и не имело смысла ехать домой. решил в потаповском пообедать, потом посидеть и потренироваться читать вслух алешин текст – книжка была у меня с собой – и так скоротать время.

на повороте с бульвара в переулок коснулся пальцами кирпичной кладки старого дома. и сразу ассоциативно пришло в голову, что хоть вот она – прохладная – у меня под рукой, а все равно ощущаю я ее опосредованно через рецепторы. и что мой молодой товарищ по френд-ленте exizt постоянно мне это подчеркивает. и тогда мне сразу стало понятно, какова эта каменная кладка на самом деле, помимо моих рецепторов. ведь мои рецепторы столь же реальны, как эта кладка. и они просто обязаны быть изоморфны друг другу.

а значит самой каменной кладке тоже свойственна опосредованность. она тоже не является чем-то самим по себе, а существует в соотношении со множеством других явлений разного порядка, находящихся вне опосредованности со мной, но опосредованных между собой помимо меня. так кладка опосредованна во взаимодейтвии тысяч кирпичей – каждый из них, поддерживая друг друга, образует кладку. а в свою очередь каждый кирпич – это тоже пористая взаимообусловленная структура. а еще молекулы, атомы, микрочастицы. и все друг друга обусловливают.

просто нет никакой реальности вне опосредованности – вот в чем дело. но это не значит, что реальности нет вообще. просто она так устроена. и это не значит, что ее нет вне доступной мне опосредованности. как раз-то вне доступной мне опосредованности ее навалом. а нет ее вне глобальной опосредованности, по меркам которой моя опосредованность – это незначительный фрагмент или эпизод. и пробелма не в том, чтобы избавится от опосредованности. как от нее избавишься? разве что умрешь вслед за алешей и всеми родными и близкими тебе людьми. а в том, чтобы насколько возможно расширить границы своей опосредованности, ее возможности вступать в отношения с другими столь же опосредованными, как и она сама, явлениями.

но самое главное, когда мы строго ограничиваем доспупной нам опосредованностью свое представление о реальности, тогда мы не выходим за рамки гиперреального. но если всегда учитываем, что доступная нашей опосредованности реальность – это еще не вся опосредованная реальность, мы уже выходим за рамки самих себя и имеем дело непосредственно с реальностью. не знаю, сделалось ли кому-нибудь что-нибудь понятнее в результате этого моего умозаключения. но я почувствовал невероятную ясность и мне стало необычайно легко и прозрачно на душе.

вскоре я очутился в потаповском. спустился в подвал оги. сел за столик. заказал себе еды и с удовольствие довольно вкусно пообедал за небольшие в общем-то деньги. потом открыл алешину книгу и стал тренироваться читать его стихи. попутно эпизодически рассматривал за соседним столиком группку из двух совсем юных девочек и одного столь же юного молодого человека. все трое были внешне чрезвычайно привлекательны. и очень увлечены собой и своими разговорами.

по долетавшим до меня обрывкам я понял, что они говорят о поэзии и еще о довлатове. я невольно посмотрел по сторонам и увидел там и сям сидящих за столиками в одиночку и группками симпатичных молодых людей обеих полов. и все они представились мне начинающими интеллектуалами, интересующимися поэзией, прозой, филологией, философией. вдруг одна из девочек – черноволосая, коротко стриженная, прехорошенькая, взяла за руку молодого человека, словно застегнув на мускулистом запятстье, свидетельствующем о занятиях фитнесом, непрочный изящный браслет из своих пальцев, и достаточно горомко воскликнула: «так ты не любишь евреев, не любишь евреев, ты антесимит, ты фашист!». и залилась звонким смехом.

но я совсем не так уж пристально подглядывал за окружающими. я упорно тренировался читать алешины стихи. наконец мое внимание остановилось на строчке: «за окоемом нервных окончаний природа берет начало...». так вот что послужило толкчком для цепочки моих рассуждений об опосредованности, когда я коснулся своими нервными окончаниями каменной кладки! – осенило меня. просто эта строчка сидела у меня в голове и всплыла при касании. как тонко и опосредованно устроен этот мир! и с некоторым сомнением я еще раз посмотрел на внешне симпатичного молодого человека с тренированным торсом и вьющейся шевелюрой – совсем не скина, которого только что назвали фашистом.

между тем пора было перебираться в соседний зал. приближалось начало запланированного мероприятия. и люди вопреки ожиданиям стали подтягиваться. в итоге нас оказалось совсем не четверо, а в разы больше. не то, что бы очень много, но и совсем не мало. и народ был целевой. пришли не по торжественному случаю и не поразвлечься, а ради памяти алеши и интереса к его личности и стихам. и люди все были преимущественно штучные. помимо нас взяли слово и совсем не формально, а с очевидным личным отношением выступили значимые фигуры более молодого поколения – данила давыдов и дмитрий кузьмин. и это было в жилу. и володя аристов подоспел. и павел жагун. и в конце вечера почти все экземпляры журнала разобрали с великодушного попустительства финансировавшего его вадима. в общем все получилось в высшей мере опосредованно. сообща в силу объединившего нас интереса мы создали неподдельную самоценную атмосферу. так что по ощущению это оказался едва ли ни самый лучший из всех вечеров памяти алеши, на которых я присутствовал.

а сам я прочел только половину намеченного алешиного текста. к середине разнервничался, глаза и без того плохо видят, а на нервной почве буквы стали двоиться, я начал сбиваться. получалось совсем не то чтение, которое я репетировал. я расстроился, извинился и за меня текст дочитал вадим. пора надевать очки во время выступлений. и заканчивать с пижонством.
Subscribe

  • СУЩЕСТВОВАНИЕ СУЩЕСТВУЮЩЕГО

    Существующее не требует понимания. Оно существует независимо от того, понимаете вы это или нет. Понимаю это я или нет. Никакие критерии не обеспечат…

  • ГЛУПЕЕ БАНДЮКОВ

    Не нужно никаких критериев для определения существующего. Если вы можете не считаться с тем, что я считаю существующим, не считайтесь. Если оно само,…

  • ЗНАТЬ И СУЩЕСТВОВАТЬ

    Нет никакой проблемы определить существующее более или менее достоверное. Но знать его досконально - вот непреодолимая задача. Знать и существовать…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments