markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

СМЕРТЬ ТЕКСТА (4)

4.
эксперименты с мировоззрениями закончились точно так же, как когда-то закончились эксперименты со скелетами. не потому, что авторы не хотят больше экспериментировать, а потому что возможности этих экспериментов исчерпаны. и авторы с некоторой растерянностью и удивлением обнаружили практически полную потерю интереса как к их текстам, в целом, так и к их экспериметам в рамках этих текстов, в частности, вне зависимости от своей принадлежности к традиционалистам или авангардистам. их противостояние утратило всяческий смысл, ведь общая потеря интереса к текстам попросту лишила его реального содержания. после многих веков противостояния традиционалисты и авангардисты оказались вдруг товарищами по несчастью. и только дремучий инстинкт самосохранения не позволяет им протянуть друг другу руку.
поэтому корректнее было бы утвержадть, что умер не просто текст, а текст манифестирующий то или иное мировоззрение. точно так же как когда-то корректнее было бы утверждать, что умер не просто автор, а такой автор, который мыслился как демиург, творец безупречного всеобъемлющего текста. и теперь тексты и их авторы потому оказались в полном вакууме, что им просто больше не с чем соотноситься.
текст не может быть вещью в себе. такой текст никому не нужен. на востребованность может претендовать только текст, с которым читатель может вступать в длительный диалог. который не отскакивает от него, как от стенки пересохшая штукатурка, а остается с ним. который он уносит с собой, куда бы ни пошел. и когда я оглядываюсь по сторонам и думаю, что же могло бы быть примером такого «текста», то первое, что мне приходит в голову, это выставленный в витрине магазина прозрачный стул филиппа старка.
я давно уже отошел от витрины, где впервые увидел его. я давно уже не в том городе, где это произошло. много лет спустя этот стул нагнал меня уже в моем родном городе. он практически стал чем-то обыденным. но сколько бы времени ни прошло, этот стул навсегда остался со мной.
и дело не в его утилитарности. практически мне он не нужен. ни одного стула филиппа старка у меня в квартире нет. и я не томлюсь денно и нощно в тоске по его приобретению. сейчас это не так уж сложно и дорого. но помимо утилитарного применения и моего личного им владения он до сих пор представляется мне в некотором роде текстом, полным смысла, находящимся в самых разнообразных и неоднозначных соотношениях со множеством явлений окружающей меня жизни. в этом, мне кажется, его успех и популярность. а секрет этого успеха не в коммерческой плоскости, не стоит запрягать лошадь впереди телеги. просто здесь я вижу праобраз автора, выступающего в роли дизайнера реальности, а не ее демиурга.
и чтобы выйти из патовой ситуации, мне представляется необходимым найти ответ, чем дизайнер реальности отличается от привычного нам автора, и как его художественная стратегия отличается от привычного нам сочинительства, которым современные авторы обреченно продолжают по инерции заниматься до сих пор почти что без всякой надежды на успех.
Subscribe

  • УБЫТОЧНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

    В Советском Союзе имел место дефицит производства продуктов широко потребления. Но это не всегда значило, что чего-то не производилось или…

  • ДЕМОТИВАТОР

    Трудно заставить себя голосовать хрен знает за кого. Причём и в партии власти, и в оппозиции, как системной, так и несистемной. Демократия хороша в…

  • «МЫСЛЬ ИЗРЕЧЁННАЯ ЕСТЬ ЛОЖЬ»

    Мысль - это фокусировка на чем-то, концентрация внимания. Размышление происходит на основе этой фокусировки. Слова - это всего лишь способ что-то из…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments