markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

ЗАПИСКИ ОДНОГО ВЫМЫШЛЕННОГО СОФИСТА

ПОЭТ А.С.ПУШКИН УБИТ НА ДУЭЛИ КАМЕР-ЮНКЕРОМ А.С.ПУШКИНЫМ

Современники все чего-то хотели от Пушкина. Все им чего-то недоставало. То он был для них чересчур легoк, то слишком вспыльчив и непристоен, а то и вовсе требовали, чтобы он "избрал большой, исторический, отечественный сюжет и написал бы что-нибудь достойное его пера; но Пушкин уверял, что никогда не напишет эпической поэмы"(из письма А.Я.Булгакова К.Я.Булгакову, из Москвы, 21 марта 1829 г. Рус. Арх., 1901, III, 298).
Как-будто Пушкин мало им накатал "Руслана и Людмилу", "Евгения Онегина", "Бориса Годунова", "Бахчисарайский фонтан", "Полтаву", "Капитанскую дочку", "Историю Петра I", "Повести Белкина" и, наконец, "Маленькие трагедии".
Может быть, в тайне Александр Сергеевич и сам всю жизнь мечтал написать нечто подобное "Войне и миру" Толстого или "Бесам" и "Преступлению и наказанию" Достоевского, но, предчувствуя, что ничего больше "Маленьких трагедий" у него не выйдет, именно по этой причине быстро и вдохновенно, как это ему и было свойственно, сложил еще одну маленькую трагедию из собственной жизни, чем и покончил с ней счеты.
Текстом этой последней маленькой трагедии, отдающим мыльной оперой или телесериалом, мы обязаны уже не столько самому Александру Сергеевичу, сколько пушкиноведам. Может быть, обладая сословно обусловленным аристократическим вкусом, Александр Сергеевич предвидел дурной тон текстового оформления подобного рода сочинения, поэтому и предпочел текст не писать, а прибегнуть к неизвестному еще в его время жанру перформанса. Пушкиноведы же, не понимая этого во всех отношениях авангардного жанра, всеми силами старались восполнить текстовой пробел, в чем и преуспели.
Только более чем столетье спустя один японский художник переплюнул-таки Александра Сергеевича и довел намеченный им, а еще раннее лордом Байроном, жанр перформанса до своего логического предела. Он аккуратно расстелил холст на асфальте прямо под окнами своей мастерской, а затем с японской точностью и самурайской беззаветностью выбросился из окна прямехенько на самую его середину. Разбившись в усмерть, он собственной разбрызгавшейся по холсту кровью и написал свою самую знаменитую и, естественно, итоговую, т.е. в прямом смысле последнюю в жизни картину. Точно так же, но намного раньше, поступил и Александр Сергеевич, собственной кровью написав, разумеется в кавычках, свою последнюю и наиболее популярную "маленькую трагедию".
Что же помешало Александру Сергеевичу стать автором масштабного полотна? Почему он этого не сделал? В чем причина? Ответ очевиден - в неистребимом авангардизме, в непреодолимой тяге к новомодным западно-европейским веяниям. Упоминавшийся уже лорд Байрон, а так же Наполеон и другие иностранцы, дурно влияли на российскую молодежь в начале позапрошлого столетия. И влияние это было настолько роковым, что реинкарнационный двойник Александра Сергеевича - Михаил Юрьевич Лермонтов - пробовал даже заклинать судьбу: "Нет, я не Байрон, я другой, нет, я не Байрон, я другой...", но из этого у него ничего не вышло, и он кончил тем же.
Но много ли потерял Александр Сергеевич, не написав масштабного полотна? Стоило ли вообще его писать? Кого вообще интересуют теперь масштабные полотна, кто станет читать "Войну и мир" и "Преступление и наказание", если не пихать их насильно детям в рамках обязательной школьной программы?
Так нужно ли было из-за неспособности написать масштабное и через какую-нибудь сотню лет никем практически нечитаемое "эпическое полотно" в прямом и переносном смысле убиваться Александру Сергеевичу? Кто толкнул его на этот трагический шаг? Если не жидо-масоны, то никого другого, кроме самого Александра Сергеевича я не вижу.
Причастность жидо-масонов можно обсуждать, тем более принимая во внимание здоровый антисемитизм Александра Сегреевича, упоминавшего "жидов" в подобающем им контексте как в литературных произведениях (см. "Скукпого рыцыря", где "жид" подговривает героя отравить отца и даже сам берется достать яд, что уже само по себе свидетельствует, каково было мнение Алескандра Сергеевича о представителях данной, если так можно выразиться, национальности), так и в личной переписке, а так же устной речи. Но национальная проблема никогда не ставилась Александром Сергеевичем. Для него - барина, выпрыска одной из старейших фамилий, пусть и обедневшей ее ветви, никакой "национальной проблемы" не существовало и существовать не могло. "Жиды" не могли рассматриваться им как "проблема" в принципе.
Но, может быть, Александр Сергеевич случайно или в силу роковых обстоятельств оказался на дороге у жидо-масонов, и они решили его убрать? Можно ли рассматривать Геккерна и Дантеса в данном качестве? Если и Геккерн, и Дантес, впрочем, как и сам Алескандр Сергеевич, были массонами - это еще не значит, что к ним можно применить приставку "жидо-" уже хотя бы потому, что сам Алеександр Сергеевич никаким "жидо-" не был. Дантес вообще был чистокровный француз. Сомнения мог вызывать Геккерн.
Итак, переводя разговор на язык реалий сегодняшнего дня, если в убийстве Алескандра Сергеевича мы не находим следов израильской разведки "Моссад", то с полным правом мы можем и должны рассмотреть версию "руки НАТО". Действительно, все тот же Дантес и его приемный отец Геккерн были уроженцами стран, входящих в состав НАТО. Кроме того всего через несколько десятилетий на повестке дня стояла война стран НАТО против России, закончившаяся падением Севастополя, срытием всех русских крепостей на побережье Черного моря и уничтожением русского черноморского военного флота. Но могла ли смерть такого сугубо штатского человека, каким был Александр Сергеевич, ведь не принимать же за военную выучку его участие в многосиленных дуэлях, серьезно повлиять на исход войны, которую западные союзники и так выиграли? Ответ очевиден. Так что и эта версия представляется несостоятельной.
Остается сам Алдександр Сергеевич. С одной стороны, он был повеса, гуляка, хулиган, с другой, старался остепениться и социализироваться. И вот социализировавшийся Александр Сергеевич, получивший нехилый в общем-то чин камер-юнкера, недостижимый для подавляющего большинства жителей обширнейшей империи, испытывал со страшной силой давящий на его психику конфликт с собственными сословными амбициями. Ибо чин этот был для него постыден, поскольку по своему возрасту он был уже далеко не «юнкером». А кто же был виноват в такой задержке продвижения по служебной линии? Конечно же тот самый Александр Сергеевич, который был повеса, гуляка, хулиган, помешавший ему вовремя стать не только солидным литератором, но и полноценным камергером. Именно этого мешавшего ему Пушкина и намерился убить Александр Сергеевич. Что же касается Дантеса, то он был простым орудием в этой задуманной камер-юнкером Александром Сергеевичем Пушкиным операции. Но операция это тонкая, требующая хлоднокровия и терпения. А по своей африканской крови был он человек горячий, вспыльчивый. Накрутил, напутал, разнервничался, и вместо того, чтобы самому затрелить Дантеса, позволил ему застрелить себя. Или именно так он и задумал, все ему надоело, все от него что-то хотели, "Войны и мира" и "Бесов" было ему не написать, и это все-таки был продуманный перформанс...

Subscribe

  • УБЫТОЧНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

    В Советском Союзе имел место дефицит производства продуктов широко потребления. Но это не всегда значило, что чего-то не производилось или…

  • ДЕМОТИВАТОР

    Трудно заставить себя голосовать хрен знает за кого. Причём и в партии власти, и в оппозиции, как системной, так и несистемной. Демократия хороша в…

  • «МЫСЛЬ ИЗРЕЧЁННАЯ ЕСТЬ ЛОЖЬ»

    Мысль - это фокусировка на чем-то, концентрация внимания. Размышление происходит на основе этой фокусировки. Слова - это всего лишь способ что-то из…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments