markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

Я и СОЗНАНИЕ (часть первая)


1.

Я бы поставил сознание в один ряд со всем тем вспомогательным, чем наделён всякий человек, – с материей, биотой, социумом, личным телом. Оно точно так же даётся нам как нечто внешнее. Что-то мы способны сознавать, а что-то нет. Кто-то способен, а кто-то нет. Один что-то сознаёт, а для другого это слепое пятно. Каждый из нас поставлен в условия обладать таким сознанием, каким он наделён. Поэтому наше сознание – это не совсем мы сами.

Единственное, что мне известно в качестве нашего бесспорного Я – это ощущение себя самим собой. Оно свойственно нам при любых условиях. Независимо, что вы сознаёте, а что не сознаёте, что воспринимаете, а что не воспринимаете, что воспринимаете на одном этапе своей жизни, например, в детстве, и не воспринимаете на другом, например, став взрослым, вы всегда ощущаете себя собой. Относительно этой константы выстраивается наше представление об индивидуальных особенностях наших вспомогательный свойств – материи, биоте, социуме, личном теле, сознании. В оценках всех этих свойств в себе или в других мы можем ошибаться.

Мы никогда не заблуждаемся только относительно того, что мы – это мы. А наше сознание отвязано от феноменальности нашего Я. Операционализм логики создаёт разрывы сознания и множит наши заблуждения. Но сколько бы мы ни заблуждались, в каких бы тупиках ни оказывались, мы ощущаем себя собой, не всегда осознавая это, не всегда давая себе в этом отчёт. Эта корреляция является константой, на которую нанизываются все особенности нашей личности. Подобно металлическим заостренным штырям на круглой деревянной подставке в магазинах в пору моей молодости, на которые продавцы накалывали бумажные кассовые чеки.

Не было бы этой константы, и сознавать было бы некому. Мы можем рассуждать так и сяк. Сознавать одно или другое. Считать одним образом и впоследствии отказываться от того, что считали, как от заблуждений, впадая в другие заблуждения. Неизменным остаётся одно – наше ощущение себя самим собой. Любые наши заблуждения могут иметь то или иное объяснение. Но наша корреляция себя с самим собой – это вещь абслютно необъяснимая. Я бы даже сказал, лишняя в мире взаимной обусловленности. В нашем мире могут происходить взаимодействия и без того, чтоб кто-то ощущал себя собой, как это происходит с неодушевлёнными объектами. Наше Я – это большая обуза. Если не ощущать себя собой, нам была бы совершенно безразлична летящая нам в лоб пуля и не причиняли бы страдания беды наших близких.

Наше сознание, которым мы так кичимся, является производным этой нашей соотнесённости себя с самим собой. Без этой соотнесённости не было бы и сознания. Некому было бы сознавать. Но без осознающего себя самим собой человека мир способен вполне стабильно функционировать, ничего не сознавая.

Сознание – это не мы сами. Это такой же процесс, как процесс пищеварения, которое осуществляет желудок. Ведь никто же не станет утверждать, что он – это его процесс пищеварения. Сознание – это тоже всего лишь процесс фиксации тех или иных образов нашего восприятия, которое осуществляет наш мозг. Мозг – это один из органов нашего тела, как и наш пищевод. Это не мы сами. Не наше Я. Мы не исчерпываемся своим мозгом, как не исчерпываемся пищеводом и ни одним из органов нашего тела. Наше Я не заключается ни в одном из них.

Наше Я возникает до того, как мы сознаём. Ребёнок функционирует с помощью бессознательного и только учится сознавать. Но он уже плачет, когда ему что-то не нравится, пугается, когда ему страшно. Неодушевлённые предметы не плачут и не пугаются. Ребёнок ещё не сознаёт, что именно ему не нравится или что именно пугает. Он даже не сознаёт, что ему что-то не нравится или пугает. И легко переходит от испуга к веселью. Но он уже Я, которое конечно же станет сознавать впоследствии. Я – это не сознание. Мы не способны исчерпывающе сознавать своё Я. Оно для нас «вещь в себе». Это очень трудно принять и свыкнуться с этим. Наше сознание заслоняет от нас то, что мы больше того, что сознаём. И вообще заслоняет весь мир вокруг нас.

Для операционализма логики, для чистого сознания, нашего Я практически не существует. Есть только его эрзацы – материя, биота, социум, личное тело, сознание. Мы не можем сказать о нём ничего положительного. Только то, что мы – это мы. Единственное, мы не способны от него отделаться, по крайней мере, пока живы. Но как только умрём, в нашем мире его не станет. Некоторое время ещё может оставаться след. Но и он «времени жерлом пожрётся и общей не уйдёт судьбы».

Восприятие, сознание, фиксация, описание – всё это не способно отразить «вещь в себе». Это только описание вещи, но не она сама. Любой феномен поддаётся нашему довольно достоверному, но никогда исчерпывающему описанию. И только Я не поддаётся описанию. Оно распадается на материю, биоту, социум, личное тело, сознание. Но мы не можем всеми ими подменить феноменальность своего Я. Подменить своим описанием процессуальность реальности. Т.е. во всей своей стереоскопичности условия существования нашего сознания не охватываются сознанием. Они всегда «бессознательны» по отношению к сознающемуся.

При любых своих интерпретационных заблуждениях Фрейд осмелился помыслить человека, т.е. самого себя, как «вещь в себе». Это безусловное достижение. При всех существующих и возможных критических замечаниях в его адрес.

Когда мы говорим о свойствах нашего Я, мы говорим о свойствах материи, биоты, социума, личного тела, сознания. Но сколько бы мы об этом ни говорили, мы испытываем постоянное разочарование. Нечто самое существенное постоянно ускользает от нас. От нас ускользает Я, всегда остающееся «вещью в себе».

Потому что, если не говорить, если быть бессознательными, лишенными жизни объектами, мы всё равно будем взаимодействовать во всей взаимосвязанности своих свойств со свойствами других объектов. Взаимодействуем мы независимо от того, описываем ли мы те или иные свои свойства или свойства окружающего, или не описываем.

Наше Я находится за пределами возможностей описания. Как и наша смерть находится за пределами возможности избежать её. Это разочаровывает. Но это неотменимые условия нашего существования. От безнадёги можно повеситься. Но можно принять эти условия и тогда скорректировать то, чем мы можем и чем не можем манипулировать.

Представление о нашем Я как об ощущении себя самим собой нам нужно не для того, что бы исчерпывающе описать его. Это невозможно. Оно даётся нам «свыше» как факт. Мы рождаемся, и вот мы уже мы. Но мы можем воспользоваться им для того, что бы понять, что такое сознание. Какова его роль. Почему оно заводит нас в тупики, в дуалистические разрывы. Какова функциональность сознания. Не путать наше сознание с нашим Я.

продолжение: https://markshat.livejournal.com/309206.html
Subscribe

  • СЛЕДУЮЩИЙ ЭТАП

    Первые опубликованные стихи у меня появились в 1987-м. Напечататься, перейти из разряда непечатных в печатные – тогда это казалось чем-то этапным.…

  • БЕСЦЕЛЬНОСТЬ СМЫСЛА

    Если бояться конечности жизни, лучше вообще в неё не ввязываться. Нашего согласия, правда, не спрашивают. Бабах, и однажды обнаруживаешь себя…

  • БОГ СТИРАЛЬНОЙ МАШИНЫ

    Объяснимое - это утилитарное. Оно нам требуется, когда нужно решить ограниченную задачу. Например, нам нужно руководство к пользованию стиральной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments