markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

про одного человека

            Все очень просто. Главное иметь дело с человеком, который чего-нибудь хочет. Тогда достаточно давать ему понемножку то, что он хочет, и можно им манипулировать. Но все, что угодно, можно выдавать за то, что он хочет и манипулировать им. Пока он поймет, что то, что ему подсовывалось, в качестве того, что он хочет, в действительности не то, что он хочет, можно подсунуть ему что-то другое, уверяя, что уж это намного ближе к тому, что он хочет, чем предыдущее, и продолжать удерживать его на крючке. Но если человек ничего не хочет, тут ничего не поможет. Любые попытки манпулировать им провалятся. Но остается один вопрос, не провальна ли жизнь самого того человека, который ничего не хочет?
             Я знаю одного такого человека

Subscribe

  • ПОЗОРНОЕ БЕГСТВО ЕРЕМЫ

    Как-то в конце 80-х, начале 90-х нас пригласили читать стихи в театре «Сфера» в саду «Эрмитаж». Мы читали перед репертуарными спектаклями театра,…

  • 5:1

    Когда нам забили пятый гол, я увидел, как у вратаря покатились из глаз слёзы и он стал головой биться в туго натянутую сетку ворот. А защитник…

  • 12 лет назад

    В этот день 12 лет назад, в хосписе на улице Эмиля Золя в Париже, умерла моя мама. Она была отважной. И только не могла понять одного, зачем мы…

  • Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments

  • ПОЗОРНОЕ БЕГСТВО ЕРЕМЫ

    Как-то в конце 80-х, начале 90-х нас пригласили читать стихи в театре «Сфера» в саду «Эрмитаж». Мы читали перед репертуарными спектаклями театра,…

  • 5:1

    Когда нам забили пятый гол, я увидел, как у вратаря покатились из глаз слёзы и он стал головой биться в туго натянутую сетку ворот. А защитник…

  • 12 лет назад

    В этот день 12 лет назад, в хосписе на улице Эмиля Золя в Париже, умерла моя мама. Она была отважной. И только не могла понять одного, зачем мы…