markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

эти стихи я читал на выступлении в стелле

большая стирка

фашизм — радикальное моющее средство,
его применяют, когда по-другому уже не отмыть,
стайки зыбких подростков, спрямляющих детство,
играющих в принцев датских — в «быть или не быть».

в убитой действительности минимум вариантов,
дворы — это фабрики смерти, где западло постареть,
здесь без пробирок клонируется высшая раса мутантов,
третьего рейха достоин стяжавший бойцовую смерть.

улицы крупнозернисты, как будто мурашки по коже,
дома маршируют в ногу и вдруг срываются в бег,
выплеснись в стенке на стенку так, чтоб ботинком в рожу,
кровоподтеки залижет по-щенячьи преданный снег.

пырнуть, чтобы убедиться, как валок мешок с костями,
как обмякает, нарвавшись на обоюдозализанное остриё,
это азы гигиены, что-то вроде мелкой стирки руками,
как будто носки постираешь или свое обтруханное бельё.

а впереди еще время поточной машинной стирки,
когда полетят в центрифугу ворохи сношенных тел,
с семизначными номерами на нашитой нательной бирке,
когда всех помоют, окажется, что мало кто уцелел.

банно-прачеченый цех — преддверие к богадельне
с общепитовской столовой на дающих приют небесах,
сначала омоют в воде сыромятной, сухой и расстрельной,
а потом уже взвесят на медицинских напольных весах.

в пункте санобработки нет правых и нет виноватых,
здесь один только фельдшер и тот поспевает за всех,
смерть страшна для живых — для беспримесных и для пархатых,
а у мертвых она переходит в беззвучный оскаленный смех.

в чем различие рая со светлым и праздничным моргом,
ведь карающей влажной уборкой не брезговал даже Господь,
время массовой стирки граничит
                                            с невинным телячьим восторгом,
мировая душа отмокает, когда усыхает людская плоть

все китайские прачечные оборудованы бронзовыми котлами,
их выковали старинные мастера в эпоху древнего царства инь,
в них варились народы,
                                когда мы прятались за лесными стволами
и еще не засматривались в зауральскую косоглазую синь.

а теперь уже некуда деться от всюду дымящих котельных,
где сжигают горючие смеси на растопку идущих страстей,
здесь крутые огонь и вода сопрягаются в плясках смертельных
и для праведной силы давленья выжимается пар из костей.

и уже не народы встают на беспутных господ и хозяев,
а расходный живой материал умиляется жерлам махин,
сквозь которые гонят человечьи стада
                                                      и фасующих их вертухаев,
и для бесперебойной работы нужен только дешевый бензин.

а бензина у нас с керосином на столетия педикулеза,
на казенных кишащих нефтесосущих и кровопускающих гнид,
их трави — не трави, не берет их никакая к чертям передоза,
это время нас моет и лечит, не отбелит, так хоть отболит…

Subscribe

  • ДВА МРАКА

    я хочу быть за мир, а должен быть за "войну", потому что кому-то мало трахать свою жену и поэтому он хочет трахать весь белый свет, а ему…

  • СТАРЫЕ СТИХИ

    РОЖДЕСТВО (в годовщину памяти нины искренко) Господь не посещает больше этот дом здесь хуже топят и не стало денег Он поселился выше этажом и…

  • ЕГИПЕТСКИЙ ПЛЕН

    когда ты еврей а вокруг полно антисемитов начинаешь нервно ползать по собственному телу и искать свой обрезанный член чтобы спрятать его в глубоких…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • ДВА МРАКА

    я хочу быть за мир, а должен быть за "войну", потому что кому-то мало трахать свою жену и поэтому он хочет трахать весь белый свет, а ему…

  • СТАРЫЕ СТИХИ

    РОЖДЕСТВО (в годовщину памяти нины искренко) Господь не посещает больше этот дом здесь хуже топят и не стало денег Он поселился выше этажом и…

  • ЕГИПЕТСКИЙ ПЛЕН

    когда ты еврей а вокруг полно антисемитов начинаешь нервно ползать по собственному телу и искать свой обрезанный член чтобы спрятать его в глубоких…