November 14th, 2009

СМЕРТЬ ТЕКСТА

1.
текст утратил свое значение. пишущие не читают друг друга. об этом можно было догадаться. хотя бы потому, что сам я не читаю подавляющего большинства современных авторов. но когда не читаешь сам, всегда наивно полагаешь, что кто-то другой читает. или хотя бы читают своих сверстников. или авторов одного с собой круга. ну, может быть, все-таки читают своих друзей. но и это не факт.
ведь прочесть – это не значит, пробежать глазами. прочесть – это не просто читать, а вчитываться, вживаться, сосуществовать. и тут определяющим является, насколько существенен сам по себе тот или иной текст. насколько факт его существования или несуществования играет для читающего какую-то ощутимую роль. что-то меняет для него в жизни.
можно, конечно, бить себя в грудь и клястся, что читал того-то и того-то. даже процитировать на память пару строк. но что бы ни говорили, факт остается фактом. ни один текст не находится в центре нашего внимания. нет ни одного, вокруг которого вертится наш интерес, который обладает очевидной центростремительностью, вызывает сумятицу притяжений и отталкиваний. никто не скажет, вот текст, ради написания которого стоило жить.
и тут трудно упрекнуть кого бы то ни было в недобросовестности. просто текст сам по себе утратил силу притяжения. его функциональность сузилась. он стал предлогом для существования авторов. для самоощущения их таковыми. и не более того.
надо честно сказать, сегодня нас волнует не текст того или иного автора, а кого упомянут в том или ином претендующем на престижность списке, кто попадет в шорт-лист той или иной премии, кого включат в ту или иную антологию, куда тебя пригласят или не пригасят выступать. и еще честнее надо признать, что написанный тем или иным автором тот или иной текст никак на это не влияет. а влияет интегрированность автора в те или иные ментально-поведенческие парадигмы. в результате мы наблюдаем следующую картину. в наше время есть авторы, много авторов. даже чересчур много. и нет текстов.
казалось бы, не так уж давно ролан барт заявил о смерти автора. и вот сегодня с полным на то правом мы можем утвержать нечто прямо противоположное. автор жив. ну если не автор, то множество авторов, целая армия. а вот текст умер.