November 11th, 2009

ЗАПИСКИ ОДНОГО ВЫМЫШЛЕННОГО СОФИСТА

Единственно, на что мы действительно можем ориентироваться, это на присущие нам предпочтения. Если мы их правильно считываем, т.е. интерпретируем в полном соответствии с собственными особенностями, то мы не испытываем фрустрации. А степень фрустрации – это единственное, что реально определяет качество жизни. Чем меньше мы фрустируем, тем лучше наше самочувствие, состояние нашей кожи и волос, наше общее здоровье, тем меньше фундаментальный износ нашего организма и в большей сохранности наши мозги и прочие жизненные ресурсы.

Поэтому любые ориентиры, которые нам даются другими не в качестве релятивных, т.е. относительных, а в качестве конечных деректив, - заведомо ложны и вводят нас в заблуждение.

Если ты проснулся утром, и остро почувствовал, что недоволен собой или тем, что тебя окружает, и не взялся немедленно что-то менять, испытвая несказанное удовольствие от любого достигнутого тобой мало-мальски позитивного результата, если ты остался в постели, испытывая невыносимую фрустрацию, или даже взялся за что-то, неоднократно добился обнадеживающих результатов, и все равно постепенно разочарование стало тебя потихоньку одовлевать, и однажды ты все же почувствовал невыносимую фрустрацию, значит проблема не в том, что ты сделан как-то не так, как тебе хотелось, или мир как-то не так устроен. Проблема в том, что ты неправильно интерпретируешь присущие тебе предпочтения.

ЗАПИСКИ ОДНОГО ВЫМЫШЛЕННОГО СОФИСТА

Сознание – это часть реальности, которую человек способен прогнозировать и контролировать, или, точнее, часть реальности, которую человек, как он думает, способен прогнозировать и контролировать.

Свойственное людям целеполагание, каким бы детальным и разветвленным оно ни было, не отражает всех целей, которые преследует эволюция. И если принять во внимание, что эволюция привела к появлению человека, а не человек изобрел эволюцию, то следует признать, что людям бессмысленно добиваться любой ценой реализации преследуемых ими целей. Что эти цели, если они почему-либо не совпадают с далеко не всегда очевидными для нас целями эволюции, никогда не будут достигнуты.

С другой стороны, те наши цели, которые почему-либо совпадают с неочевидными нам целями эволюции, обязательно будут достигнуты. Но именно поэтому они не могут служить аргументом в пользу достижимости любых целей.

Самой «взрослой» формой жизни являются одноклеточные. Не только потому, что они древнее всех. Их жизнь не обставлена никаким инфантилизмом, ничем смягчающим соприкосновения с окружающей средой. Они постоянно остаются один на один с выживанием. Но в том, что привело к их появлению, уже содержались не только забота об их способности справиться с превратностями выживания, но и запас прочности, делающий их практически неистребимыми.

Вот в чем мы неуязвимы – в тех планах на нас, которые есть у эволюции.