November 9th, 2009

ЗАПИСКИ ОДНОГО ВЫМЫШЛЕННОГО СОФИСТА

Есть выражение «бросить палку». Кто-то умеет делать это раз за ночь, кто-то три, а кто-то хвастает, что восемь. Я не про это. Я про подобранную первобытным предком в лесу сухую ветку или палку, брошенную им в цель, с чего будто бы началась цивилизация.

В связи с этим возникла проблема с ответом на вопрос: «Сколько пролетит брошенная в цель палка и куда попадет?». На это есть только один правильный ответ: «Она пролетит столько, сколько пролетит, и попадет туда, куда попадет». Почему же мы умеем бросать палку на нужное расстояние точно в цель?

Потому что палка пролетает не расстояние, а часть пейзажа. И мы сами в качестве его части всем своим существом ощущаем его достоверность, благодаря чему обладаем врожденной способностью бросать палку во вживленную в этот пейзаж цель. А расстояний в действительности не существует. Они есть только у нас в голове. Они появились из-за нашего страха. Мы боимся, что в следующий раз промахнемся, и начинаем вычислять. Но пока мы часть пейзажа, мы не промахиваемся. Правда, потихоньку мы умираем, это тоже внушает страх и мы постепенно убываем из пейзажа. Это неизбежно. Но когда мы вычисляем, мы выбываем из пейзажа еще быстрее. По той простой причине, что, повторяю, расстояний в действительности не существует.

Действительно, предметы отдалены один от другого. Но это реальная, а не математическая удаленность. Она существует в реальном пространстве и времени. И две математически равные, но различные по своему местоположению в том или ином пейзаже удаленности не тождественны друг другу. А математическая удаленность есть только в уме. Она не обеспечивает палке точность полета. Она убаюкивает наш страх.

И только приживаясь в нас, обживаясь нами, через нас математика становится частью пейзажа и с большей или меньшей погрешностью предугадывает дальность полета брошенной в цель палки. Но ничего гарантировать она не может. Гарантией может выступать только встроенность в пейзаж. Степень спаянности с ним.

Брошенная в цель палка – не такая уж примитивная вещь. Она неотделима от бросающего. Не так много разновидностей живых существ могут ее подобрать с земли и бросить в цель. Бросать палку в цель – это способность сложного высокоорганизованного существа. От начала эволюции до появления первого существа, способного бросить палку в цель, пролегает отрезок времени, во множество раз превосходящий последующий отрезок времени, пролегающий между существом, способным бросить палку в цель, и полетом в космос.

Поэтому всякий раз, когда мы говорим о брошенной в цель палке, мы имеем дело с разной степенью встроенности в глобальную регулярность или, проще, реальность.

Человек, как и обезьяна, появился с врожденной способностью бросать палку в цель. Но в отличие от обезьяны, врожденная способность человека содержала возможность до бесконечности увеличивать регулярность попадания палки в цель. 

Сергей СТРОКАНЬ и Евгений НИКИТИН в Литературном салоне «На Самотеке»

Сергей СТРОКАНЬ и Евгений НИКИТИН

10 ноября (во вторник) в 19.00 в Литературном салоне «На Самотеке»
http://www.mhpi.ru/institute/salon/

Сергей СТРОКАНЬ

                    СУПЕРМАРКЕТ

Если пища мертва, то ее неприступны останки,
тронешь сэндвич холодный глазами – и ты уже сыт,
в перерезанном горле безжизненной белой буханки,
словно твердая кровь, застревает полоска сухой колбасы.

Узкогорлая ваза, в которой задушены тихо побеги восторга,
пересеянной влагой давно подавила восстанье слюны,
чтобы ты холодел у витрин продуктового морга,
подбирая покойника с желтою биркой цены.

Если эти хлеба рождены не божественным жестом,
и элитные вина не взмах над пустыней пролил,
то тебе не уйти от суфлера сферической жести,
от нелетного времени с тяжестью свинченных крыл.

Между спущенным облаком и нависающей карой господней,
затянувший удавку на горле земной пустоты,
супермаркет петляет, как длинный туннель к преисподней,
ты идешь по нему, ты совсем поседел и твой сэндвич остыл,

И, пожалуй, один лишь язык не утратил свободу,
только вздыбить его, если рот не закрыть на замок –
все равно, что с разбегу нырнуть в зеркала, а не в воду,
или с места рвануть – и себе наступить на шнурок.

Значит, будет пуста усыпальница в льдистом кристалле,
где когда-то зрел бунт, а сейчас безмятежно течет бытие…
То ли рожь, то ли ржа прикипают к заоблачной стали,
что, как черствую булку, разрезала горло твое.


Евгений НИКИТИН

                          ПАМЯТЬ

Из-под земли восстал пустой вокзал,
как саранча, нахлынули окурки,
а я у кассы медленно вмерзал
в чешуйки штукатурки.

Клочки газет, листва   все поднялось
и понеслось   чумазое цунами,
на скрытую наверчивая ось
тот мир, где пацанами

мы колесили - рытвины, жара,
и тополя   облупленные свечи,
и девушек соседнего двора
оливковые плечи,

и пыль, повсюду   пыль и шелуха,
лузга, такие черненькие шкурки,
икарусы ворочают меха
квадратные придурки

они все ждут   я поднимусь на борт,
я отшвырну вчерашний день бедовый:
марш-марш туда, где люди из реторт
сосут глинтвейн вишневый.

Я помню переполненный вокзал:
как пчел орда, неслись вокруг окурки,
а в сумерках я медленно восстал
из ломкой штукатурки,

и сделал шаг, потом   в сиденье вмят
листал словарь, слюнявил разговорник...
А вслед смотрел, как десять негритят,
поселок-беспризорник.

адрес:
улица Садовая-Самотечная, д.8, здание МГПИ

проезд:
до станции метро «Цветной бульвар»

ориентир:
напротив здания МГПИ расположен Театр кукол им. С.В.Образцова

телефон для справок:
8-499-267-15-19