September 2nd, 2009

где зарыта метареалистическая собака - 42

Метареализм, как мне кажется, находится за пределами формального приема. Все попытки М.Эпштейна и других вычленить этот прием закончились очевидной неудачей. В конце концов дошло до того, что молодые систематики метареализма типа И.Кукулина вообще отказали ему в существовании.

И замешанная на классическом филологизме тяга Парщикова говорить о приеме в метареализме тоже заводит в тупик. У метареализма нет формального приема. У Парщикова и Еремы – как двух его полюсов – нет объединяющего формального приема. Поэтому, отчаявшись, и Эпштейн начинает расставлять их по разным полочкам.

Непроницаемость тоже не составляет их общего качества. Ерема временами очень понятный и очень «поглотительный».  А Парщиков тяготеет к антипоглотительности и непрозрачности.

У метареализма нет приема как формального признака. В метареализме возможны любые приемы. Как выпяченные, так и спрятанные. Как поглотительные, так и антипоглотительные. Вот чем интересна статья Бернштейна, подчеркивающая их взаимообусловленность.

Фантастическое достижение метареализма в отказе от любой определенности – быть только понятным или только непроницаемым, только захватывающим или только отталкивающим. Его главное отличие в реализованном релятивизме.

Попробуй провести границу между понятностью и определенностью. Ведь даже в непроницаемости можно быть тоже крайне определенным, а значит скучным.