August 24th, 2009

где зарыта метареалистическая собака - 35

…интересно рассмотреть репликацию в ее соотношении с подлинником и автором. В ракурсе дуализма автор и подлинник крепко привязаны друг к другу. И если оставаться в этой же плоскости, единственный способ нарушить эту банальную привязанность – объявить автора копии равноправным автору подлинника.

Когда-то давно это максималистски продекларировал Л.Рубенштейн на одном из занятий студии Ковальджи в редакции журнала «Юность». Он заявил, что человек переписавший слово в слово «Войну и мир», становится автором «Войны и мира». По-своему красивое заявление.

Стремление приравнять автора и копииста только на первый взгляд абсурдно. Но на самом деле, практически, так оно и было с самого начала. Т.е. автор и копиист стали рассматриваться как то, что необходимо четко отличать друг от друга, относительно недавно.

Прежде какой-нибудь автор, Юлий Цезарь, скажем, либо надиктовывал свои записки писцу, а потом отдавал распоряжение их размножить, либо какой-нибудь Овидий писал что-то сам, а потом тоже отдавал для размножения переписчикам. Таким образом сам подлинник тут же размывался среди сделанных с него списков.

Кроме того, содержание рукописи целиком и полностью лежало на совести копииста. Он мог невольно допустить некоторые искажения, а мог вполне сознательно исказить рукопись. Или сделать то и другое. В результате при многократной переписке на протяжении столетий рукопись могла измениться до неузнаваемости.

Таким образом, на самом деле формального подлинника изначально фактически не существовало. И в 10-ом веке произошло не уничтожение подлинников, а окончательное формирование представления о подлиннике, включающее такую его крайне формалистскую разновидность, как «доверие... к копиям, заверенным легитимными специалистами». Вот тогда-то и выяснилось, что ничто этому не соответствует. Что подлинников просто нет, потому что их прежде никогда и не было.

Но как только идея подлинника окончательно сформировалась, тут же нашлось множество подлинников. Оказалось, что мир наполнен огромным числом подлинников. Правда, не совсем тех, о которых шла речь. Это были совершенно неожиданные подлинники. Клинописные таблички Шумера, например, или иероглифические файлы египетских гробниц, или кости ископаемых динозавров, которые мы научились читать, как и генетические коды биологических организмов. Обнаружилось огромное число подлинников.