markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

ДИАЛЕКТИКА НЕСВОБОДЫ

             Никто не ответит на мои вопросы и никто не ответит на твои вопросы. Только ты сам найдешь ответы на свои вопросы и мои вопросы. Но меня не устроят твои ответы на мои вопросы и твои вопросы. И я найду свои ответы на свои вопросы и твои вопросы.

             И потому разочарования не избежать. Не избежать отчуждения. Твои ответы разочаруют меня, а мои ответы — тебя. И мы частично утратим интерес друг к другу.

            И если не останется между нами ничего утилитарного, то и этот частичный интерес иссякнет. Мы навсегда потеряем друг друга во времени и пространстве. Ты станешь безразличен мне, а я — тебе.

            Но кто-то привязал нас друг к другу утилитарным, и мы сосуществуем, скрежеща зубами. Кто-то позаботился, чтобы нам, несмотря на равнодушие, не отвязаться друг от друга. И от этой насильственной привязанности равнодушие переходит в ненависть одного к другому.

            Поэтому-то мы и проживем эту жизнь в резких перепадах от любви к ненависти. И умирая, с недоумением оглядываемся на прожитую жизнь, не понимая, для чего и кому это надо было так устроить. Или это мы сами так устроены.

            От страха жить поодиночке, мы сгрудились в племя. От страха друг перед другом племена слились в народы. От страха друг перед другом народов устроились государства. На свете не стало свободного места.

            Все мы плохо приспособлены к этой несвободе. Но кто-то плохо, а кто-то еще хуже. И те, кто всего лишь плохо, утешают себя за счет тех, кто еще хуже. Утешают себя утешением, что пусть им и плохо, но огромному большинству еще плохее.

            Из нас самих, из наших страхов сложилась эта безрадостная картина. И тот, кто лучше приспособлен к несвободе, хуже понимает это положение вещей. А тот, кто хуже приспособлен, лучше понимает.

            И прежде всего он понимает, что тому, кто приспособлен к несвободе хуже, бесполезно пытаться приспособиться лучше того, кто приспособлен лучше. И как ни перекраивай эту несвободу, лучше от этого не становится.

            А тот, кто понимает хуже, но лучше приспособлен, никак не возьмет в толк, отчего никому не становится лучше, хоть он и так может перекроить эту несвободу и этак. А ведь то, что он может перекроить несвободу и так и этак, — это уже само по себе почти что свобода.

            По крайней мере ему так кажется, что это свобода. Но ему недостаточно, чтобы так казалось ему одному. Он хочет, чтоб и другим казалось так же. Он не понимает, что, чем доступней ему перекраивать нашу общую несвободу и так и этак, тем все больше и больше он вгоняет других во все большую и большую зависимость.

            Он кичится. Смотрите, как получается у меня. Если б и вы могли так же, то и вам было бы так же хорошо, как мне. Если б все могли, как я, то всем было бы хорошо.

            Но он обманывается сам и обманывает других. Чем больше других умеют как он, тем меньше свободы перекраивать несвободу остается ему. Он только и может быть таким всемогущим за счет того, что никоим образом не допустить, чтобы другие могли делать то же, что он.

            Внутри несвободы свободы не хватит никому. И даже если взвалить всю несвободу на других, а одному позволить делать с ними и их несвободой все, что он ни пожелает по собственному усмотрению, и эта свобода не будет свободой, а будет несвободой.

            Но такая несвобода будет для этого одного большим утешением и большим обманом. Утешением потому, что взвалив на себя всю мыслимую несвободу, они должны будут убедить себя, что их полностью удовлетворяют его ответы на его вопросы и его ответы на их вопросы.

            А обманом потому, что взвалив на себя всю мыслимую несвободу, немыслимой несвободы они на себя все равно не взвалят. И чем больше они станут убеждать себя, что его ответы на их вопросы — это их ответы на их вопросы, тем меньше его собственные ответы на его собственные вопросы и вправду будут его собственными ответами на его собственные вопросы.

            И в итоге все равно ни один не найдет успокоения, потому что несвободой успокоиться нельзя. Даже если распределить несвободу как можно равномерней. Даже если как можно больше людей получат доступ к свободной манипуляции несвободой, — хоть свобода манипуляции несвободой будет для каждого из них несравненно меньшей, чем такая свобода для одного, — но и тогда не успокоиться никому.

            Может быть, можно было бы успокоиться, распределив несвободу равномерно между всеми без исключения. Но в том-то все и дело, что несвободу распределить равномерно между всеми без исключения нельзя.

            Тотально равномерная несвобода не будет свободой, а будет небытием. Равномерным не может быть утилитаризм. Потому что неравномерны мы сами. И чтобы связать нас утилитаризмом, связать нас несвободой, нужна неравномерность. Равномерностью нас не свяжешь.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • СЛЕДУЮЩИЙ ЭТАП

    Первые опубликованные стихи у меня появились в 1987-м. Напечататься, перейти из разряда непечатных в печатные – тогда это казалось чем-то этапным.…

  • БЕСЦЕЛЬНОСТЬ СМЫСЛА

    Если бояться конечности жизни, лучше вообще в неё не ввязываться. Нашего согласия, правда, не спрашивают. Бабах, и однажды обнаруживаешь себя…

  • БОГ СТИРАЛЬНОЙ МАШИНЫ

    Объяснимое - это утилитарное. Оно нам требуется, когда нужно решить ограниченную задачу. Например, нам нужно руководство к пользованию стиральной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

Recent Posts from This Journal

  • СЛЕДУЮЩИЙ ЭТАП

    Первые опубликованные стихи у меня появились в 1987-м. Напечататься, перейти из разряда непечатных в печатные – тогда это казалось чем-то этапным.…

  • БЕСЦЕЛЬНОСТЬ СМЫСЛА

    Если бояться конечности жизни, лучше вообще в неё не ввязываться. Нашего согласия, правда, не спрашивают. Бабах, и однажды обнаруживаешь себя…

  • БОГ СТИРАЛЬНОЙ МАШИНЫ

    Объяснимое - это утилитарное. Оно нам требуется, когда нужно решить ограниченную задачу. Например, нам нужно руководство к пользованию стиральной…