markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

ОЧЕНЬ ЗАБАВНЫЙ НАБРОС ЛИТЕРАТУРНОЙ СВАРЫ

20-camyh-strashnyh-pytok-evropy_9

Оригинал взят у dromos в Был вчера избит за поэзию, и даже имею раны и порванные швы.
Очевидно, чешуйчатый верлибрист не может стать мне товарищем ни при каких обстоятельствах.
Я нечаянно зашел на выступление Галина Рымбу. («Порядок Слов», что на Фонтанке – зальчик при магазине книг.)
Я, правда, думал, что она рифмует.

И разразился скандал.Не знаю, почему я, тихий интеллигентный человек, все время попадаю в скандальные обстоятельства. Я люблю поэзию. И странно. К роли себя не готовил, но, видимо, я оказался единственным искренним слушателем поэзии.

Галина Рымбу сказала:
«Я не считаю нужным объяснять, кто я и почему сюда попала, это институциональное явление».

Тут из зала довольно бодро выбежал человек по имени Скидан – он, видимо, является теоретиком, и объяснил:
«Недавно я в Америке читал стихи Галины Рымбу в Бостоне, а потом читал лекцию в Гарварде. Так вот в зал ломились люди, стояли в проходах. Я считаю, в поэтике Галины произошел мощный перелом, и теперь там содержатся политический подтекст и феминистический конструкт».

Это заявление меня несколько поразило, потому что содержало в себе некую интенцию успеха и воплощения мечты об американской мечте – стихи в Бостоне, лекция в Гарварде – а мне не понятно, как русские стихи могут сделаться такой интенцией.

И все это почему-то напомнило мне заседания сайентистов разных уровней, куда я случайно попал в начале перестройки по недомыслию и по любопытству.

Там была похожая атмосфера. Некого клана или ордена. Развязный ведущий что-то развязно вещал заманчивое. А все дисциплинированно слушали и дисциплинированно с неким сонным счастьем хлопали, когда он давал на то указание. А если ему не нравилось, то он давал указание и хлопали снова.

На мой взгляд, в этом «Гарварде» – (как некой фантазийной оболочке) – для русских стихов тоже есть что-то фальшивое.

Потому что вокруг мрачный Петербург, холодно, и мокро, и Фонтанка не замёрзшая, кажется, что маньяк притаился в подъезде, и тоскует душа. Ей хочется пламенеть над морем и миром. А она получает опилки и стружку. И это отвратно.

«Некоторые мои стихи теряют от исполнения вслух», – сказала Галина и приступила к чтению.

– Во как! теряют от исполнения, – подумал я, – во как! обычно умелым чтением можно загасить недостатки, а тут теряют, – снова подумал я.

Первый текст я совсем не понял. Потому что там был вначале какой-то дом, а потом глаза лирического героя взрывались, но он всё равно нее ослеп и еще минуты три наблюдал и перечислял какие-то странности, очень похожие на группу предложений, не объединённых ничем, кроме того, что вот здесь в такой-то час их произносит такой-то поэт.

Кстати, читает Галина хорошо. С напором сдерживаемого беснования.

Но о втором своём тексте Галина объяснила, что этот текст может быть признан феминистическим, потому что в нём описываются переживания роженицы.

У лирической героини холодела матка, тряслась поджелудочная железа. Появлялись рыцари, всадники и еще много всяких героев. Минуты тоже на три. Всё без рифм и без ритма. И без смысла. На рожениц проливали теплое пиво.

Текст смутил меня.
Я, конечно, знаю, что со своим уставом в чужой монастырь не ходят. Сидят люди, предаются духовности. И, кроме того, никогда не рожал. Но все-таки мне очень любопытно было узнать.

Я спросил, что означает кровяная ножовка и почему на рожениц льют теплое пиво?

Но спрашивать там нельзя. Даже мирно.

– Что происходит! – воскликнула Галина Рымбу.

Очевидно, верлибристы знают за собой, что на их мероприятия иногда попадают неподготовленные люди, которые ничего не понимают в их сложном и высоком искусстве. И эти неподготовленные люди могут начать протирать глаза, чтобы определиться, они тут населяют место или место настигает их.
А также трясти головой, чтоб отогнать мучительную дрёму. Или даже отвешивать какие-то реплики.
И верлибристы научились действовать моментально.

На меня напали сразу трое.
Высокий, но худой. Черненький, но не высокий. И третий человек неопределенного вида, но в кроссовках.

Я сразу припомнил то место в романе «Мастер и Маргарита», где написано «великан Крысобой попал в мешок при Идиставизо». А также написано «и тут же выяснилось, что никакой старки он под забором не пил, а били его двое, клыкастый и толстячок…».

Но это роман. А в жизни никакой всадник золотое копье мне на помощь не пришел.
Но и нападавшие были не германцы в звериных шкурах и не демоны, а горожане, верлибристы.
Или любители верлибра. Что, если подумать, еще хуже.

Я, разумеется, и не думал оказывать никакого сопротивления.
Но дело в том, что, хоть верлибристы и научились охранять свои мероприятия и нападать на гостей, которых сочли незваными, жестко и агрессивно, - согласованно действовать они не научились. А также по природному своему косноязычию не умеют объяснить, чего хотят, но и договариваться не желают.

Может быть, этот их верлибризм проистекает из наружных речевых комплексов?

И они стали толкать и тянуть меня в разные стороны. Как будто были конями и хотели меня четвертовать. Так что они напрягались, а я оставался на месте, не делая совершенно ничего и мечтая только об одном, чтоб кто-нибудь из них не нанес мне травмы и я бы не впал в обморок.

Время от времени я радостно смеялся и кричал, что я невинный любитель литературы. И что они ошиблись.

Но они меня не отпускали.

Я слышал, как трещит моя одежда. Но ничего не мог сделать, хотя единственным моим желанием было как можно быстрее им сдаться. Но они не давали мне такой возможности.

Я услышал, как Галина Рымбу прокричала:
«Что же вы втроем не можете его скрутить?»

«Он слишком сильный!» – ответствовал запыхавшийся чернявый.

Но это был верлибризм. Я не сильный и хотел уйти от этих страшных хулиганов. Правда им, конечно, не помешало бы посещать спортзал или делать поутру эспандер. Но спорт и верлибризм не совместимы. Спорт структурирует, а верлибризм наоборот.

Тут я увидел, неизменного спутника Дарьи Суховей, запамятовал, к сожалению, его достойное имя, но он прославился тем, что не умеет связать двух слов и весьма невнятно выражает свои мысли. Он пришел на помощь своим товарищам. Он весь трясся, скалил глаза и шипел. То есть выражал весь тот ужас, который готов был мне нанести. Я впервые видел человека в таком страшном состоянии готовности к подвигу. Их теперь было четверо.

– Вот и всё, – подумал я. – Кончена жизнь!

Слава Богу, подоспела администратор. Милая девушка с бейджиком.
Она спросила, что происходит, и сказала мне: «Пожалуйста, выйдите из зала».

Я попытался ей объяснить, что не могу этого сделать, потому что меня удерживают.

Но, увидев лицо официальное, верлибристы отпустили меня.
Так я спасся.

Я был обескуражен и, наверное бы, горевал.

Но у меня нашлись прелестные защитницы – три юные девушки, возможно, подружки или энтузиастки поэзии, которые покинули зал вместе со мной.

Когда администратор, желая разобраться подробней, догнала и спросила их, что там произошло, они ответили: «Да там какие-то придурки. Молодой человек совершенно правильно вёл себя, а они набросились». Я был польщен их мнением.

Я пострадал, но страдания мои были не напрасны. Несколько прекрасных и перспективных душ мне удалось вырвать из хищных лап верлибризма, который, очевидно, является сектой. Или даже Церковью. Отрицательной.
Полагаю, я, хоть и нечаянно, но добился хорошего внятного результата.

Авторы-верлибристы – жертвы какой-то гнусной стратегии, направленной на оглупление.
Они сами обычно люди милые, но беспомощные, хотя и злобные. Их используют.

Почему они так нервозны и обидчивы?

Наверное, всё-таки понимают, что творят невнятицу, но не хотят себе в этом признаться.
Из гордости и потому что бездарная структурированная поэзия выглядит даже хуже заумного на вид верлибра. А бездарным быть совсем не хочется. И трудиться над своим искусством тоже не хочется. Это же муки. Проще записать поток сознания. И, пожалуйте в объятия Скидана.

Возможно, являясь людьми увлекающимися, не хотят, чтобы кто-то нелицеприятным вторжением разрушал сон бесформенной мешанины их творчества. Сон без критериев и без границ. Но комфортный, потому что сон,

Кроме того, в зале могут быть определяющиеся и не определившиеся. Дискуссия может смутить их сердца и отвратить от участия в этом позорище. Как произошло с упомянутыми выше девушками.
За этим следят старшие товарищи высокого посвящения.

Этот Скидан из Гарварда, вероятно, какой-то епископ или даже апостол Церкви Непогрешимого Верлибризма. Он заинтересован в рекрутировании адептов.
Снабжает их напутствием, выступлениями, конференциями, публикациями и теоретическими разработками, в которых есть оптимизм и указание на свет в конце туннеля. Это всё суета и не ясно, на чем оптимизм и свет основаны (кроме внушения и манипуляции).
У Даши Суховей чин поменьше. Но она тоже активная фанатка и изрядная бомба.

А кому это выгодно?

Это выгодно тем, кто хочет разделять. Потому что верлибризм деструктивен. И ведет к разрушению мышления и связей. Его величие основано не на его эстетическом влиянии или ценности, а на вере в него и на герметичном кучковании посвященных.

А также на дурацких лозунгах-афоризмах типа: «Если надо объяснять, то не надо объяснять». (Вот интересно, если б нам ничего не объясняли, откуда бы мы что-то узнали?)

Я за демократию. Пусть верлибр будет. Хотя хотелось бы, чтоб верлибр составлял не более десятой творчества отдельно взятого поэта. Да и в целом стихов, чтоб было поменьше, а больше работы и обдумывания. И ожидания удачи.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • СУЩЕСТВОВАНИЕ СУЩЕСТВУЮЩЕГО

    Существующее не требует понимания. Оно существует независимо от того, понимаете вы это или нет. Понимаю это я или нет. Никакие критерии не обеспечат…

  • ГЛУПЕЕ БАНДЮКОВ

    Не нужно никаких критериев для определения существующего. Если вы можете не считаться с тем, что я считаю существующим, не считайтесь. Если оно само,…

  • ЗНАТЬ И СУЩЕСТВОВАТЬ

    Нет никакой проблемы определить существующее более или менее достоверное. Но знать его досконально - вот непреодолимая задача. Знать и существовать…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments