markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

КОСАЯ ЛИНЕЙКА В ГОЛОВЕ

i

Смутно помню, в школе у нас были уроки чистописания. Даже не знаю, есть ли такие уроки у сегодняшних школьников. В тетрадях в косую линейку нас учили красиво или хотя бы уверенно выводить буквы. Т.е. уверенно – это и есть красиво.

Каждая буква должна была вписываться в вертикальный параллелограмм и касаться его сторон в предписанных для этой буквы местах. В конце концов, все довольно быстро на приемлемом уровне овладевали необходимыми навыками и начинали выводить вполне читаемые буквы.

Наша жизнь разлинована властью. Без власти мы пишем каракули. Разлинованность нам навязывается, как тетрадь в косую линейку в младших классах. Никто не спрашивает первоклашек, какой должна быть тетрадь по чистописанию. Если б спрашивали, можно представить, во что превратилось бы чистописание.

Демократия не упраздняет косой линейки. Она всего лишь восстанавливает ее вспомогательную функцию. Ведь умение писать важнее красивого почерка. Но это не значит, что обучение из-под палки нас совсем ничему не учит. У выпускников учебных заведений тоталитарного типа почерк лучше.

Тем не менее, чем больше членов социума чувствуют себя умеющими писать, тем меньше напряжения в социуме. Пусть даже они не сами выводят буквы, а набирают текст на компьюторе. Но и тогда тоталитарной красоты почерк сохраняет свою изощренную актуальность.

Дело даже не в том, что компьютора иногда не оказывается под рукой. Повадка красивого животного – это соревновательное преимущество. Почерк реализуется не столько на бумаге, сколько в повседневной траектории движения по разграфленным ячейкам социума.

Именно благодаря красивому почерку Гамлету удалось подделать указ о казни Розенкранца и Гильденстерна и подемнить им указ о собственной казни. На протяжении всей шекспировской пьесы он демонстрирует большую, нежели прочие, непринужденность повадки.

За почерком всегда скрывается невозможность писать вне разграфленной поверхности. Даже когда с чистописанием покончено и мы пишем на чистом лиcте бумаги, его разлинованность присутствует у нас в голове. А компьютор только создает иллюзию нашей независимости.

Еще до того, как мы приборетаем первые навыки владения компьютором, предоставляемое им поле деятельности еще тщательней расчерчено всей совокупностью его программ. Поэтому у него больше возможностей, чем в тетрадях в косую линейку.

Как если бы в косую линейку были разлинованы небо, облака, реки, поля, леса, горы, путешествия, чувства, отношения, способы коммуникации, интуиция, вера в Бога и сам Бог. Компьютор – это просто более всесторонний контроль. Свободой он кажется только пищущему в тетради для чистописания.

Любая разлинованность – это уже власть. А красивый почерк – демонстрация свободы в отведенных границах. При этом сама власть не проводит никаких линий, ничего не разлиновывает. Она сама является этими линиями. И не совсем понимает, почему одни линии возможны, а другие нет.

Сама власть даже не совсем понимает, почему она такая, какая есть, и только догадывается. Мы все понимаем окружающий нас мир и самих себя через недостаточность наших возможностей. Мы изыскиваем расчерченность везде, где только можем ее найти, откладывая само письмо на потом.

И только когда практически все оказывается расчерченным, начинаем догадываться, чем же является то, чего никогда нельзя расчертить. Но обладатель уверенного почерка начинает писать еще до того, когда все расчерчено. Ведь косая линейка у него в голове.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments