markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

ЗРЕНИЕ

i

Великодушное время года. Глубоко вдыхаемый влажный воздух. Летняя жара перевалила свой пик. Проснуться и, не вылезая из-под одеяла, долго смотреть в распахнутое настежь окно.

Голубая эмаль и пожженная солнцем листва. Отсвечивающий самолетик прочертил белесую косую в верхнем правом углу. Шифрующийся ветер, выдающий себя лишь дружно колеблющимися на черенках невесомыми листьями заглядывающих в спальню своими кронами тополей. Он довольно быстро снес самолетный след за пределы окна и нагнал на эмаль полупрозрачные разводы жидких облаков.

Барражируя, залетела одиночная крупная муха, описала разворот и вылетела обратно, отразившись в высоких цельных зеркалах шкафа-купе. Почувствовала недружелюбное производное включенного в электрическую розетку фумигатора. Не видно суетливых стрижей и взмывающих с Воробьевых гор, зависающих в небе ястребков. Даже вороны не перелетают с ветки на ветку. Это к надвигающейся, но пока еще ничем не выдающей себя далекой грозе.

Единственное, чего нам удалось достичь в этой жизни, – счастья. Мы не добились успеха, не разбогатели, не разжились солидным имуществом, не стали влиятельными и знаменитыми. Счастье – это пункт назначения. Это к чему идешь, а не от чего уходишь. Вероятно, поэтому-то мы ничего и не добились. Мы были счастливы с самого начала, а это нарушение структурной последовательности сюжета. Вот почему мы даже не чувствовали необходимости чего-то добиться.

Мы прикладывали усилия. Но не для того, чтобы получить что-то потом, а чтобы поддержать то, что предшествовало усилиям и всегда оставалось с нами. Одно дело – бежать за улетающей шляпой. Стремительно несешься вперед. Другое – подбрасывать воздушный шарик и смотреть, как он сам медленно опускается обратно тебе в руки. Практически, не сходишь с места.

Когда узнаешь, что счастлив, испытываешь удивление и страх. Поначалу мы часто спрашивали друг друга, почему мы так счастливы, и боялись, что это вот-вот кончится. Но шли годы, потом десятилетия. И мы чуть-чуть привыкли. Но всегда помнили, что всё когда-нибудь кончается. По крайней мере, вместе с нашей жизнью.

На самом деле начинается это очень рано. С самого детства. С того, что никогда не хочешь быть кем-то другим. Воображаешь, примеряешь на себя какие-то социальные роли. А сам остаешься с самим собой. И все надуманные забрасываешь под кровать, как надоевшие тебе игрушки. Потому что начинаешь очень быстро чувствовать разницу между тем, что можешь взять и удерживать силой, и тем, что дается тебе просто так и никто не может у тебя этого отобрать.

Что приходится удерживать, почти сразу же начнет выравать из рук. И чтоб его удержать, надо совершить множество беспощадных поступков. Они не щадят ни тебя, ни близких. Удерживая силой что-то одно, приходится удерживать что-то другое. Хватаешь множество попадающих под руку вещей. И, стараясь удержать, разрываешься на части.

А дающееся тебе само, ничего от тебя не требует. Только будь рядом, позволь ему найти себя там, где оно привыкло тебя находить. Это страшно только в самом начале. Боишься, что его там не будет. Что там вообще ничего нет. Ты-то здесь, а вот его не будет. Не будет ощущения самодостаточности. Вчера оно еще было, а завтра уже его не станет. Сорвет с головы, как шляпу ветром, и всю жизнь будешь гнаться за ней.

Но если удержаться и не побежать, не рвануть, сломя голову, от страха потерять что-то навсегда и остаться ни с чем, не оказывается никакого ветра. Ветер – это то, что тебе показалось. Что вообще кажется. И если не поддаться, он однажды стихает, и улетевшее, как в воздушный шарик, само опускается тебе обратно в руки.

Невозможно не родиться с тем, что тебе дано. Правда, возможно, ты можешь об этом не знать. Думать, что у тебя ничего нет. Особенно, если то, что у тебя есть, кажется тебе жалким и не заслуживающим внимания. Тогда тебе нужно много всего, убеждающего тебя и доказывающего другим. Но счастье бездоказательно. Оно не имеет докзательств, потому что его не нужно доказывать. Надо только научиться отличать его от того, что нужно доказывать.

Но отличать – это и есть доказывать. Поэтому оно отличается тем, что не имеет никаких признаков отличия, за исключением тех, которые отличают себя сами...
Subscribe

  • УБЫТОЧНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

    В Советском Союзе имел место дефицит производства продуктов широко потребления. Но это не всегда значило, что чего-то не производилось или…

  • ДЕМОТИВАТОР

    Трудно заставить себя голосовать хрен знает за кого. Причём и в партии власти, и в оппозиции, как системной, так и несистемной. Демократия хороша в…

  • «МЫСЛЬ ИЗРЕЧЁННАЯ ЕСТЬ ЛОЖЬ»

    Мысль - это фокусировка на чем-то, концентрация внимания. Размышление происходит на основе этой фокусировки. Слова - это всего лишь способ что-то из…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • УБЫТОЧНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

    В Советском Союзе имел место дефицит производства продуктов широко потребления. Но это не всегда значило, что чего-то не производилось или…

  • ДЕМОТИВАТОР

    Трудно заставить себя голосовать хрен знает за кого. Причём и в партии власти, и в оппозиции, как системной, так и несистемной. Демократия хороша в…

  • «МЫСЛЬ ИЗРЕЧЁННАЯ ЕСТЬ ЛОЖЬ»

    Мысль - это фокусировка на чем-то, концентрация внимания. Размышление происходит на основе этой фокусировки. Слова - это всего лишь способ что-то из…