markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

Category:

ЖЕСТЫ ЗЕМЛИ часть 2

6.
ВДОЛЬ ВОЛОКОН

Лао-цзы:

Дао не делает ничего, однако ничего не остается несделанным.

Алан Уотс:

Очевидно, эти известные слова Лао-Цзы нельзя понимать буквально, поскольку «недеяние» (у-вэй) не должно отождествляться с вялостью, апатией, попустительством или обычной пассивностью. Слово «вэй» может означать «быть», «делать», «производить», «практиковать», «осуществлять», в то время как иероглиф соответствует прилагательным «ложный», «надуманный», «фальшивый». В контексте же даосских писаний «вэй» вполне определенно означает «принуждение», «вмешательство» и «противоестественность» - другими словами, попытки действовать поперек волокон «ли». Поэтому «у-вэй» как «непринуждение» подразумевает действия в направлении волокон «ли»: падение в сторону толчка, плавание по течению, установка паруса по ветру, использование прилива для практических целей и уступку с целью победить. Лучшей иллюстрацией «у-вэй», по-видимому, могут служить японские искусства дзюдо и айкидо, в которых противника побеждают его же силой. Однажды я был свидетелем того, с каким совершенством человек может владеть этой техникой: атакующий оказался на полу, хотя мастер айкидо даже не дотронулся до него.

markshat:

Достижение цели и приложение услий - это далеко не одно и то же. Мало того, они совсем не прямо пропорциональны друг другу. Приложение усилий подразумевает исключительно одно направление - максимализацию интенсивности действий (линейность). Тогда как достижение цели (эффективность) предполагает сочетание самых различных регистров интенсивности действий вплоть до их периодически полного затухания (т.е. одни фрагментированные отрезки интенсивности могут интерпретироваться как линейность, другие - как цикличность, но все вместе они несводимы ни к тому, ни к другому).

Алан Уотс:

Тот же принцип проиллюстрирован притчей о сосне и иве во время снегопада. Негнущиеся ветви сосны ломаются под весом снега, тогда как гибкие ветви ивы уступают весу, и снег соскальзывает на землю. Обратите, кстати, внимание на то, что ветви ивы не вялые, а упругие. Таким образом, «у-вэй» - стиль жизни того, кто следует Дао. Этот стиль жизни должен рассматриваться, прежде всего, как форма разума - то есть такое хорошее знание принципов, структур и тенденций развития внешнего и внутреннего мира, что во всех жизненных ситуациях человек затрачивает минимум усилий. Однако этот разум, как мы видели, не сводится к сознанию или чистому интеллекту; помимо всего прочего, он включает в себя необъятный «бессознательный» разум организма и, в частности, врожденную мудрость нервной системы. «У-вэй» подразумевает сочетание проявлений этого разума со следованием в обыденных действиях по пути наименьшего сопротивления. Подобный стиль жизни никоим образом не сводится к стремлению избегать приложения усилий. В дзюдо, например, борец использует силу мышц - но только в нужный момент, когда противник сделал неосторожное движение и потерял равновесие. Однако для таких ненасильственных усилий характерно одно качество - насыщенность энергией «ци», которая в первом приближении соответствует санскритскому представлению о пране, - энергии, получаемой в процессе дыхания.

Конфуций:

Разве [император] Шунь, который не делал ничего (у-вэй), плохо правил страной? Как ему это удавалось? Он лишь совершенствовал себя и поступал, как должно поступать царедворцу.

Алан Уотс:

Великая власть - это постоянное беспокойство, а полная власть - это, к тому же, еще и скука. Поэтому даже Бог отказывается от своего всемогущества, чтобы поучаствовать в жизни в обличии человека, рыбы, насекомого или растения, тем самым напоминая нам миф о короле, который пошел скитаться по своей стране, одевшись простолюдином.

Чжуанцзы:

В век процветания добродетели правителей никто не восхваляет, и их достоинства никому не бросаются в глаза. Тогда правители подобны дорожным указателям, а люди свободны, как дикие олени. Они правдивы не из чувства долга перед ближними, а просто не сознавая этого. Они любят друг друга, ничего не требуя взамен, и не сичтают это великодушием. Они поступают достойно, не руководствуясь при этом преданностью. Они честны без оглядки на доверие. Они действуют без принуждения при любых обстоятельствах, не чувствуя при этом себя обязанными. Таким образом, их поступки не оставляют [искажающиих] следов и ничего не навязывают последующим поколениям.

Алан Уотс:

Возможно ли такое в действительности, или же это всего лишь досужий вымысел? Вспоминая, что Чжуанцзы при изложении своих идеи склонен к преувеличениям, мы можем увидеть практический смысл его слов в том, что беспокойство причиняют лишь люди, которые пытаются улучшить себя и мир, сверх меры перенапрягая для этого физические и волевые усилия. «О, Свобода, сколько преступлений совершено во имя твое!» Идеалистические представления французских, американских и русских революционеров всегда рано или поздно приводили к великому насилию, которое каждый раз оправдывалось необходимостью освобождения и улучшения условий жизни страждущих людей.

Чжуанцзы:

Раньше считалось, что Поднебесную следует предоставить самой себе, и никто не имел ни малейшего понятия, что в Поднебесной следует всё контролировать. Правители оставляли людей в покое, опасаясь, что их характеры испортятся, а их естественная добродетель будет извращена. Ведь, если характеры людей не испортятся, и их естественная добродетель не будет извращена, разве нужно будет контролировать людей?

Алан Уотс:

Даосское видение природы не было сентиментальным или альтруистическим. Иногда оно допускает использование насилия, однако делает это не без сожаления.

Лао-цзы:

Умелый полководец не рвется воевать;
Умелый боец не впадает в ярость.
Умеющий побеждать
Не затевает ссоры,
Умеющий править не унижает.
Умение обходится без насилия –
Это великая добродетель, это Дэ.

Ли-цзы:

Человек высших достоинств идет сквозь жизнь, не стараясь предначертать своих будущих действий и не ведая никаких запретов. Он просто в каждый конкретный момент решает, как лучше всего поступить... Люди, которые стараются быть добродетельными во всех отношениях, на самом деле крадут добродетель.

Алан Уотс:

Другими словами, подлинный человек не является образчиком добродетельности, педантом или блюстителем нравов. Он понимает, что некоторые несовершенства так же необходимы для подлинной человеческой природы, как соль для приготовления вкусного блюда. С подчеркнуто праведными людьми невозможно жить, потому что они полностью лишены чувства юмора, не позволяют всесторонне проявиться своему человеческому естеству и подвергают опасности себя и других, чураясь даже собственной тени. Как и все назойливые ханжи, они пытаются поместить мир в прокрустово ложе линейных предписаний и совершенно неспособны пойти на разумный компромисс. Во время войны они до смерти сражаются за безоговорочную капитуляцию и поэтому могут в угоду великому принципу стереть с лица земли все, что следовало бы хотя бы по эгоистическим - и далеко не таким разрушительным - соображениям захватить и использовать для собственного блага. Таким образом, в сфере политики «у-вэй» исповедует тот, кто не навязывает человеческому естеству чуждые ему законы и не сажает людей за решетку за «грехи», или преступления, в результате которых никто не пострадал. Доверие человеческой природе означает принятие ее хороших и плохих сторон - ведь разве можно полагаться на того, кто не признает своих слабостей?

markshat:

Нет ничего плохого в том, чтобы фиксировать нечто, но не в том, чтобы фиксироваться на том, что фиксируешь.

7.
БЕЗМЯТЕЖНОСТЬ СРЕДИ БЕСПОКОЙСТВА

Алан Уотс:

Теперь возникает вопрос, можно ли сознательно развить в себе способность действовать согласно принципу «у-вэй» и можно ли преднамеренно научиться следовать Дао - при помощи духовной практики или психологических упражнений сродни йоге или цо-чань (по-японски, дза-дзэн). Практики подобного рода были распространены среди людей, которых Крил назвал сянь-даосами. Возможно, именно под влиянием буддизма и других индийских систем духовного развития эти даосы увлеклись контролем дыхания, сексуальной йогой, алхимией и медициной, ставя своей целью достижение бессмертия. Они основали религиозную организацию наподобие христианской церкви, которая имела монастыри и священников, назначаемых высшим духовенством. Однако ни Лао-цзы, ни Чжуанцзы не проявляли никакого интереса к бессмертию, и если и высказывались о формальной медитации и приобретении необычных психических способностей, то делали это крайне редко.

Чжуанцзы:

Подлинные люди былых дней не ведали любви к жизни и не питали отвращения к смерти. Вхождение в жизнь не давало им повода для радости, а уход из нее не побуждал их противиться своей судьбе. Они приходили и уходили безмятежно. Они не забывали, каким было их начало, и не задумывались, каким будет их конец. Они принимали [свою жизнь] и наслаждались ею; они забывали [страх смерти] и возвращались [в состояние до начала жизни]. Таким образом, в них не было стремления противопоставлять небесному человеческое и тем самым оказывать сопротивление Дао.

Алан Уотс:

Можно предположить, что Чжуанцзы просто наслаждается существованием в гуще событий и не пытается изобрести искусственный метод развития духовных способностей, чтобы с его помощью вознестись над круговоротом жизни и смерти.

Чжуанцзы:

У вас хватило мужества родиться, и вы довольны. Тело подвержено многочисленным изменениям, которые никогда не прекращаются, но разве это не дает нам возможность радоваться непрестанно? Поэтому мудрец находит наслаждение в том, что объемлет в себе вещи и от чего невозможно отстраниться. Он почитает безвременную смерть и счастливую старость, свои начало и конец в равной мере благими, и в этом другие люди подражают ему. Если мудрец обладает такими достоинствами, что уж и говорить о достоинствах того, от чего зависят вещи и из чего проистекают перемены [то есть Дао]!

Алан Уотс:

Другими словами, в действительности все, что обычно считается ненадежным, непредсказуемым, опасным и даже враждебным - включая сюда и наши неконтролируемые эмоции и внутренние ощущения, - это и есть мы сами. И даже чувство, что это не так, в свою очередь является частью того, что это так. Так, с точки зрения древних даосов-созерцателей (как их называет Крил), всякое преднамеренное развитие «у-вэй» (недеяния) представляется противоречивым. Выражаясь словами Чжуанцзы, скажем, что подобная практика будет напоминать «барабанный бой в ходе поисков беглеца», или, как позднее говорили чань-буддисты, «дорисовывание ножек змее». Перефразируя Лао-цзы, можно сказать: «Высший у-вэй (неделание) не стремится быть у-вэй (неделанием) и поэтому есть подлинный у-вэй (неделание)».

Чтобы понять это, нужно пережить интуитивное постижение, а для этого недостаточно просто следовать некоторой системе духовных упражнений. По аналогии с этим, человеку не нужно проходить специальную подготовку, чтобы понять идею представления трехмерных изображений с помощью непрерывных и пунктирных линий, изображающих видимые и невидимые грани. Достаточно один раз объяснить ему, как следует смотреть на такие рисунки, и после этого он будет не просто знать о том, что на них представлены трехмерные объекты, но и фактически видеть их такими.

Как же, в таком случае, нам следует поступить с освященными веками практиками медитации в индуизме, буддизме, сянь-даосизме и мусульманском суфизме, которые ставят своей целью развитие сверхъестественных способностей и космического сознания? Если мы посмотрим на ранние чаньские писания династии Тан, не упуская из виду, что чань в те времена был сплавом даосизма и буддизма, у нас не останется сомнений в том, что такие мастера чань, как Сэн-цань, Хуэй-нэн, Шэнь-хуэй, Ма-цзу и даже Линь-цзи не только не акцентировали внимание на занятиях медитацией, но зачастую отвергали их как всецело неуместные. Они делали акцент на непосредственном интуитивном прозрении, которое наступает в результате «прямого указывания» (чжи-чжи) со стороны наставника во время вэнь-да, когда ученик задаст вопросы и получает на них ответы. В ходе такого общения постигший суть вещей просто показывает ее тому, кто ее еще не постиг, причем зачастую невербальными средствами, не столько объясняя, сколько непосредственно выявляя ее.

Рассуждая подобным образом, я отдаю себе отчет в том, что, с точки зрения современных педантичных последователей «дзэн-буддизма отсиженных ног», являюсь презренным отступником. Поскольку для них дза-дзэн (сидячий дзэн) сэссин (длительный период последнего) являются sine qua non [здесь: «непременное условие» - прим. перев.] пробуждения (или просветления), как оно понимается в их духовной традиции. Моя точка зрения по этому поводу была сурово раскритикована в книге Kapleau, хотя единственный более или менее ранний дзэнский текст, который он приводит в подтверждение своего мнения, взят им из такого сравнительно позднего истоника, как «Хуан-бо дуань-цзи чань-ши ван-лин лу»: «Когда практикуешь контроль ума (цо чань), прими надлежащую позу и оставайся в полном покое, не позволяя никаким проявлениям сознания возмущать твою безмятежность». Учитывая большое внимание, которое уделяли дза-дзэн в более поздние времена, странно, что Хуан-бо не говорит о нем больше ничего. Читатель, которого интересует полемика на эту тему, может обратиться к «Тань-цзин» Хуэй-нэна, к «Шэнь-хуэй хо-чжан и-цзи» или к «Гу-цзунь-сюй юй-лу» Ма-цзу. Обзор мнений более поздних наставников содержится в книгах Hu Shih и Fung Yu-lan. Все материалы по этому вопросу подтверждают мнение о том, что чаньские мастера времен династии Тан не одобряли использование медитации в качестве средства для достижения подлинного озарения («сатори» по-японски). Я также получил одно подтверждение правильности своей точки зрения в частных разговорах с Д.Т. Судзуки и Р.Х. Блайсом, которые видели в обязательных занятиях «дза-дзэном отсиженных ног» навязчивый предрассудок современной практики дзен. Именно по этой причине Шестой патриарх чань-буддизма Хуэй-нэн определил свою традицию как «мгновенную школу». Современные квазипротестантские буддисты иронизируют, называя его школу «растворимым дзен» (по аналогии с растворимым кофе) [словосочетание instant coffee (растворимый кофе) буквально может быть переведено с английского как «мгновенный кофе» - прим. перев.] - словно значимость вдохновения или интуиции измеряется количеством времени и энергии, которые были затрачены на их достижение. Но разве ребенку нужно много времени, чтобы понять, что огонь жжет?

С другой стороны, те, кто понимают Дао, получают удовольствие, подобно кошкам, от возможности посидеть и посозерцать без конкретной цели. Однако когда кошке надоедает сидеть, она отправляется на прогулку или начинает охоту на мышей. Она не принуждает себя сидеть как можно дольше из принципа и не соревнуется с другими кошками в том, кто просидит на одном месте дольше, - если, конечно, нет реальной причины, чтобы не двигаться, такой, например, как желание поймать птичку. Даосы-созерцатели будут с удовольствием сидеть вместе с йогами и последователями дзен до тех пор, пока это им приятно, однако когда у нас появится естественное ощущение, что мы «пытаемся толкать реку», мы встанем и займемся чем-то другим или же просто погрузимся в сон. Какая бы то ни было другая линия поведения, со всей очевидностью, продиктована духовной гордыней. Даосы считают медитацию «практикой» лишь в том смысле слова, в котором принято выражаться, что врач «практикует» медицину. При этом даосы не стремятся подчинить или перестроить вселенную с помощью перенапряжения физических или волевых усилий, поскольку их искусство не подразумевает ничего, кроме разумного следования потоку событий. Медитация, или созерцание, не может поставить перед собой прямой цели пробудить такой разум, а развивает его косвенно.

Следует также принять во внимание, что «у-вэй» (недеяние) не сводится к надуманным причудам, с помощью которых самовыражаются люди, стремящиеся продемонстрировать свою независимость от общественных условностей. Ведь эти люди, в действительности, неявно следуют общественным условностям так же рабски, как и всякий консерватор, с той только разницей, что используют их как руководство к тому, что не нужно делать. Когда даосизм и Дзен впервые вошли в моду на Западе, среди молодых людей было распространено подобное неглубокое понимание этих учений. Между тем даосы-созерцатели действительно занимаются сидячей медитацией, однако делают это не с эгоистической целью улучшить себя. Их увлеченность медитацией лучше объяснить тем, что они интуитивно поняли невозможность действия вопреки Дао и теперь просто «погружаются в то, чего вещи не могут избежать».

Даосы-созерцатели медитируют во имя радости самой медитации - чтобы ощущать свое дыхание, видеть солнечный свет на полу, слышать завывание ветра и какуреканье петухов вдалеке, внимать безмолвию и всему тому, что воинственные активисты Востока и Запада с их настойчивой целеустремленностью, увы, научились презирать. Такая медитация представляет собой инь-ский аспект даосской жизни, однако эта жизнь не исключает - когда приходит время - и ян-ского аспекта, и поэтому активные виды деятельности, например ритмичные и плавные движения тай-цзи-цюань, пользуются у даосов не меньшим успехом, нежели занятия сидячей медитацией.

Один из критиков Чжуанцзы, Гэ Хун, указывал, что Чжуанцзы предлагает интуитивный путь понимания Дао, который не требует целенаправленного выполнения «духовных упражнений». Гэ Хун называет путь Чжуанцзы «всего лишь разговорами» (цинь-тань), тогда как его современные единомышленники назвали бы этот путь «чистой теорией» или, как теперь модно выражаться, «путешествием головы» (head trip).

Гэ Хун:

Чжуанцзы утверждает, что жизнь и смерть - одно и то же. Он восхваляет смерть как великий покой и приравнивает усилия, направленные на продление жизни, к угодническому служению. Такая точка зрения удалена от учения шэнь-сянь (бессмертных святых) на миллионы миль.

Алан Уотс:

Современные западные философские традиции, как правило, не одобряют такого видения мира, при котором он как бы становится илюзорным. Возможно, подобное отношение связано с чем, что быть иллюзорным в нашем мире означает быть несущественным, а с мнениями несущественных людей в нашем обществе никто не считается. Все слышали расхожую фразу о том, что человеческая жизнь ценится в Китае очень дешево. Конечно же дело в том, что людей там хоть отбавляй. Ведь мы все становимся менее чувствительными по мере того, как численность населения возрастает, и средства массовой информации продолжают ежедневно знакомить нас со статистикой несчастных случаев. Никто, однако, еще не установил зависимость между нравственностью людей и их метафизическими и религиозными убеждениями. Люди, почитающие себя существенными, начинают важничать, и тогда иметь дело с ними чрезвычайно неприятно. Не следует забывать также, что святая инквизиция оправдывала пытки и сожжения глубокой заботой о судьбах бессмертных душ еретиков.

Зачастую может показаться, что боль является мерой реальности, поскольку я не помню, чтобы во сне мне когда-либо приходилось переживать физическую боль, кроме случаев, когда эта боль имела вполне реальную физиологическую причину. Таким образом, бытует мнение, что те, кто верит в иллюзорность материи, сталкиваются с трудностями, когда им нужно убедить других в нереальности физических страданий.

По мере того как истекают годы, человеку становится все очевиднее, что в основе вещей нет никакой субстанции. С годами кажется, что время проходит быстрее, и я начинаю осознавать, что твердые тела ведут себя так же, как жидкие: люди и вещи становятся похожими на игру света и тени или мелкую рябь на поверхности воды. Если сделать замедленную съемку растений и цветов, а затем быстро просмотреть полученный фильм, нам покажется, что они появляются и исчезают, как жесты земли. Если бы мы могли подобным образом снять цивилизации и города, горы и звезды, они бы показались нам загорающимися и угасающими искрами или инеем, образующимся и тающим на поверхности планеты. Причем, чем больше скорость просмотра, тем больше нам будет казаться, что мы видим не столько последовательность сменяющихся объектов, сколько движения и видоизменения чего-то одного - напоминающего волну на поверхности океана или танцора на сцене. Подобно этому, то, что кажется под микроскопом множеством пластиковых палочек или шипов, невооруженным глазом воспринимается как нежная кожа девушки. В первом приближении можно сказать, что мистицизм есть постижение того, как что-то одно делает всё. Даосы выражают эту идею более тонко, формулируя ее так, чтобы не создалось впечатления, что это «что-то одно» - то есть Дао - вынуждает или заставляет происходить события.

Однако будет не лишним еще раз подчеркнуть, что вы никогда не сможете следовать «вещам», если вы не поняли, что в действительности другой альтернативы нет, поскольку вы и вещи - это один и тот же процесс, текущее-в-настоящем Дао. Ощущение, что между вами и вещами есть различие, также относится к этому процессу. Делайте, что хотите, вы не можете устранить это ощущение. Не делайте, чего хотите, вы все равно не можете устранить это ощущение. Существует только поток и его разнообразные завихрения: волны, пузыри, брызги, водовороты и омуты - причем этот поток есть вы! На этом можно было бы остановиться - если бы не одно обстоятельство: на все сказанное выше современная аудитория, как правило, реагирует целым шквалом вопросов. Вместо того чтобы реально пережить течение-в-настоящем - после чего все само по себе прояснится, - люди желают вначале получить всевозможные предварительные гарантии того, что это безопасно и полезно. Кроме того, люди хотят узнать, «работает» ли такое понимание в качестве жизненной философии. Разумеется, работает, и даже очень эффективно! Ведь сила, или добродетель (дэ), возникает спонтанно - или, как сказали бы христиане, не по нашей воле, а по милости Господней. Ведь, если вы постигли свое единство с Дао, вы непроизвольно начинаете проявлять его магию, однако магия, как и милость, относится к вещам, на которые никто не может претендовать.

Лао-Цзы:

Когда совершаются добрые дела, Дао не претендует на них.

(продолжение следует)

часть 1: http://markshat.livejournal.com/134149.html
Tags: производство реальности
Subscribe

  • ПРОЩАЙ, СИЗИФ!

    Всегда происходит одно и то же. В результате всеобщей многообразной деятельности формируется все более дифференцированный, все более…

  • ВСЯ СЛОЖНОСТЬ МИРА В ОДНОМ ФЛАКОНЕ

    считается, что цель эволюции – живучесть. похоже, это не совсем так. биомасса сама по себе изначальна довольно живуча и вообще нет никаких…

  • СПОСОБЫ ЖИЗНИ

    25/9/2012 16:49 - soe_soe - Приятель прислал. "И тогда вот вся моя семейка начинает капать мне на мозги с интереснейшей формулировкой: -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments