markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

ВЛАСТЬ ЖОНГЛЕРА

Мы способны лишь синхронизировать наши действия в рамках реальности – синхронизировать их с действиями других или синхронизировать их с собственными интенциями. А точнее – с тем и другим одновременно. Но сама возможность действий и их объем задаются нам реальностью.

Т.е. мы способны действовать более синхронизировано или менее синхронизировано с чем-то или кем-то. Но будем ли мы в связи с этим действовать более эффективно или менее эффективно – не зависит от нас.

Управление синхронностью наших действий эффективно только тогда, когда оно совпадает с синхронностью, заданной реальностью. Но точно такое же управление может привести к прямо противоположному эффекту, если не совпадает с ней. Потому что любые усилия синхронизации, не синхронные самой реальности, будет ею безжалостно подавляться.

Наша свобода воли состоит в нашей способности синхронизировать наши действия с чем-то или кем-то. Но эффективность синхронизации не является продуктом нашей свободы воли. Никто и никогда не знает всей заданности. И потому не может ею управлять.

Синхронизируя, мы так или иначе осуществляем заданность, но сами иногда или даже очень часто ждем эффективности там, где заданностью она совсем не предусматривается.

Управление заданностью – это фикция. Управлять заданностью мы не можем. Но чтобы сохранить видимость управления и присвоить себе роль управляющего, т.е. осуществить волю к власти, необходимо выдавать за эффективную любую осуществляемую синхронизацию.

Неуловимое выдавать за уловленное, а уловленное – за неуловимое. И некоторое время это удается. Власть присваивается. Но длится это до тех пор, пока не становится очевидным, что уловленное – это не есть неуловимое, и неуловимое надо улавливать по новой.

Чтобы на самом деле улавливать неуловимое, надо все время следовать за ним, ни на чем не фиксируясь и ничто уловленное не выдывая за неуловимое. Но тогда власть окажется невозможной. Иллюзия управляемости исчезнет и невозможным будем присвоить себе роль всем здесь распоряжающегося.

С другой стороны, человек способен чем-то управлять. Каким-то ограниченным набором причинно-следственных связей – т.е. с некоторой долей приблизительности прогнозировать свою эффективность. И расширять сферу своего управления. Точно так же как жонглер в цирке способен с помощью упорных тренировок увеличивать число предметов, которыми он жонглирует.

Но он не способен управлять тем, что обеспечивает само его жонглирование. А именно – своей синхронизированностью с реальностью, которая задается ему вместе с фактом его существования. Жонглирование в том и состоит, что подстраивается под синхронность, заданную реальностью, а не навязывает ей свою причинно-следственную цепочку.

И пока жонглеру, осуществляющему власть над жонглируемыми предметами – т.е. волю к власти – удается подстраиваться под синхронность, заданную реальностью, он продолжает жонглировать и наращивать число предметов, которыми он жонглирует. Но в самой синхронности, заданной ему реальностью, заложна ограничность такой способности, которую не может отменить никакая навязываемая реальности причинно-следственная цепочка.

Поэтому вся возможная власть ограничвается количеством предметов, которыми жонглирует жонглер. А функция власти сводится к синхронизации коллективных действий подобно синхронизации подбрасываемых жонглером предметов – и только.

Власть не способна обеспечить ни полного удовлетворения запросов социума, ни даже справедливого распределения. Власть ограничивается жонглированием достпуным ей набором причинно-следственных связей. Но она не способна навязывть реальности не свойственные той причинно-следственные связи. Бессмысленно ждать и тем более требовать от власти чего-то большего.

Единственное реальное предназначение власти – это задавать параметры коллективных действий или, другими словами, коллективной синхронизации и требовать, чтоб эти параматеры соблюдались. Насколько эти параметры синхронны реальности, настолько они способны поддерживаться властью и поддерживать власть. Но эффективность власти всегда далека от желаемой.

Поэтому найти причинно-следственное объяснение, почему то или иное событие разворачивается по нежелательному сценарию, – это всего лишь значит обязать жонглера жонглировать еще одной причинно-следственной связью. Но если жонглер способен жонглировать ограниченным числом предметов, то жонглируя еще одним, он окажется неспособен жонглировать каким-то другим, которым до этого умел жонглировать.

В синхронии вступает в силу закон неопределенности Гейзенберга. Совершенствуясь в чем-то одном, мы становимся менее совершенными в чем-то другом. И только когда синхронность реальности и управляемая нами синхронизация совпадают, когда наш опыт подстраивания под нее достигает автоматизма, мы можем увеличить число предметов, которыми жонглируем. Мы совершаем диахронный переход.

Но автоматизм – это как раз то, чем мы не можем управлять. Автоматизм позволяет нам жонглировать, но мы не можем жонглировать автоматизмом. Автоматизм – это являение диахронии, а не синхронии. А наши возможности управления не выходят за пределы синхронии.

Но именно благодаря приобретаемому автоматизму до некоторой степени преодолевается закон неопределенности Гейзенберга. В силу приобретаемого автоматизма мы оказываемся способными жонглировать большим числом предметов, чем прежде. И совершенствуясь в одном, не становимся менее совершенными в другом.

Как лучшее жонглирование достигается повторами и приобретаемым благодаря им автоматизмом, так и лучшая власть достигается тем же самым. Постоянно стирая одну власть и устанавливая другую, мы делаем невозможным наращивание автоматизма. Качество власти – это всего лишь уровень автоматизма, который удается достичь.

Научитесь как следует жонглировать, прежде чем становиться властью. Убедитесь, что научились жонглировать достаточным числом предметов, чтобы вызвать интерес публики и собирать полный цирк зрителей. Если поторопитесь раньше времени вылезти на арену, либо цирк разорится, либо окажетесь уволенными самым безжалостным образом.
Subscribe

  • СЛЕДУЮЩИЙ ЭТАП

    Первые опубликованные стихи у меня появились в 1987-м. Напечататься, перейти из разряда непечатных в печатные – тогда это казалось чем-то этапным.…

  • БЕСЦЕЛЬНОСТЬ СМЫСЛА

    Если бояться конечности жизни, лучше вообще в неё не ввязываться. Нашего согласия, правда, не спрашивают. Бабах, и однажды обнаруживаешь себя…

  • БОГ СТИРАЛЬНОЙ МАШИНЫ

    Объяснимое - это утилитарное. Оно нам требуется, когда нужно решить ограниченную задачу. Например, нам нужно руководство к пользованию стиральной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments

  • СЛЕДУЮЩИЙ ЭТАП

    Первые опубликованные стихи у меня появились в 1987-м. Напечататься, перейти из разряда непечатных в печатные – тогда это казалось чем-то этапным.…

  • БЕСЦЕЛЬНОСТЬ СМЫСЛА

    Если бояться конечности жизни, лучше вообще в неё не ввязываться. Нашего согласия, правда, не спрашивают. Бабах, и однажды обнаруживаешь себя…

  • БОГ СТИРАЛЬНОЙ МАШИНЫ

    Объяснимое - это утилитарное. Оно нам требуется, когда нужно решить ограниченную задачу. Например, нам нужно руководство к пользованию стиральной…