markshat (markshat) wrote,
markshat
markshat

ДОМ БЕЗ ОКОН И ДВЕРЕЙ

          «Океан без окна вещество»...
                   О.Мандельштам, «Стихи о неизвестном солдате».

Мы всего лишь фрагмент процесса всеобщей взаимообусловленной изменчивости. Только этот процесс может претендовть на роль полноценного, хоть и деперсонализированного субъекта. Но этот процесс не нечто внешнее и чуждое по отношению к нам. Нас невозможно оторвать от него, а его от нас. Даже не знаю, отрывает ли нас от него и его от нас наша смерть. И дело даже не в бессмертии души. Хоть этой возможности я совсем не отрицаю. А в том, что мы уже получили место в пространстве/времени. И этого факта ничто не может отменить. То есть мы уже навсегда в некотором роде он, а он – мы.Поэтому если мы ставим цели – это, значит, и он ставит цели. Наше целеполагание – это и его целеполагание.

Но нами не исчерпвается весь процесс. И потому его цели не ограничиваются только нашими целями. Помимо сугубо человеческих целей, им преследуется бессчетное множество других. Его цель еще и в том, чтобы электроны вращались вокруг атомного ядра. А планеты – вокруг светил. В том, чтобы молекулы ДНК дублировались. И еще бесконечное множество полохо отслеживающихся нами или вообще не поддающихся нашему наблюдению микро, макро и миди целей. Это свидетельствует о его способности ставить цели и достигать их. Ведь ничего из этого не является нашими целями.

В то же время все, имеющее место в этом мире, является его целями. Поэтому наши достижимые для нас цели – это наши общие с этим глобальным процессом цели, более или менее совпадающие с целями этого деперсонализированного субъекта. А наши недостижимые для нас цели – это тоже наши общие с этим процессом цели. Но только состоят они не в том, что мы заявляем в качестве целей, а служат целям определения нами своих собственных границ.

Только наши неудачи и промахи дают нам почувствовать нашу ограниченность. Только неосуществившиеся цели, формализация и концептуализация которых превращается для нас в самоцель, позволяют нам не раствориться в этом процессе. Если б все наши цели осуществлялись, мы были бы неотличимы от процесса всеобщей взаимообусловленной изменчивости и сливались с ним вплоть до полного исчезновения. Но наша ограниченность – это не полная изолированность, не радикальная оторованность от процесса. Это только некоторая выделенность. Будь она радикальной, не осуществилась бы ни одна наша цель. Нас бы попросту не было.

Поэтому определение нами своих собственных границ – это наше излюбленное занятие. Оно дает нам почувствовать себя существующими. Мы терпим фиаско, но ощущаем себя живыми. Так что же тогда означает – ставить цели? Это значит, определять свои границы. Мы связываем субъектность со способностью определять свои границы. Т.е. субъектность для нас значит ограниченность.

Но есть ли границы у деперсонализированного субъекта? Является ли он полноценным субъектом в этом смсыле? Чувствует ли он себя существующим? Можем ли мы судить об общей архитектонике того глобального процесса, в который включены, который несоизмеримо превосходит нас самих по своим масштабам? Это все равно, что судить об архитектуре здания, родившись внутри него, и ни разу за всю жизнь не выйти наружу, не иметь возможности издали окинуть его взглядом.

Хоть это и проблематично, но кое-что все же позволяет нам судить о процессе, фрагментами которого мы являемся. При этом завершенного представления о деперсонализированном субъекте, котрый представляет собой это процесс, мы составить не в состоянии. Сама его деперсонализация не является совершенно достоверной. Он деперсонализирован для нас, потому что мы не можем обнаружить такой же ограниченной, как мы, личности, стоящей за всем этим процессом всеобщей взаимобусловленной изменчивости.

Но такой личности за ним попросту не может стоять. В данном случае речь, скорее всего, вообще не идет о личности в нашем понимании этого слова. И все же можно предположить, что процесс всеобщей взаимообусловленной изменчивости – это не простая сумма пусть даже бесконечного множества составляющих его феноменов.

Прежде всего об этом свидетельствует наша ограниченность полем возможностей. Мы не являемся совершенно самовольными, ничем не ограниченными в своем проявлении субъектами. Нам многое поддается и в то же время многое остается для нас недостижимым. И в соотношении того и другого просматривается хоть никогда до конца не просчитываемая нами, но достаточно очевидно проявляющая себя закономерность. Эту закономерность прежде всего отражает эволюция, которую никак нельзя признать результатом исключительно наших усилий и нашего целеполагания.

Поэтому, будучи включенными в процесс, мы наделены способсностью влиять и подвергаться влиянию. Наша ограниченность в пространстве/времени не только убивает нас, но и позволяет почувствовать себя существующими. Вот почему жизнь неотделима от смерти. И вообще правильней было бы определять жизнь не как жизнь, а смерть не как смерть, но понимать то и другое как нечто единое, как жизнесмерть.

Жизнь и смерть отделены друг от друга только в дискретном, градуированном, воображаемом нами времени. Воображаемом хотя бы уже потому, что мы не имеем непосредственного опыта времени, протекающего без нас. Т.е. в пространстве/времени нет времени без нас.

Поэтому наша включенность в процесс всеобщей взаимообусловленной изменчивости – это не следствие «принудительной казуальности». С таким же успехом мы могли бы утвержать, что формирование нашей ограниченности является принудительной казуальностью для деперсонализированного субъекта. Что иначе ему никак не почувствовать факта своего существования. Т.е. наше существование определяется не принудительностью, а именно взаимообусловленностью.

Так что, возможно, наша ограниченность – это, по крайней мере формально, и есть главная цель деперсонализированного субъекта. Только так он отделяет себя от нас. Так что не могу сказать, не знаю, чувствует ли себя существующим деперсонализированный субъект, но мы всем своим существом постоянно ощущаем факт его существования. А наше чувствование – это и его чувствование.
Tags: производство реальности
Subscribe

  • УБЫТОЧНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

    В Советском Союзе имел место дефицит производства продуктов широко потребления. Но это не всегда значило, что чего-то не производилось или…

  • ДЕМОТИВАТОР

    Трудно заставить себя голосовать хрен знает за кого. Причём и в партии власти, и в оппозиции, как системной, так и несистемной. Демократия хороша в…

  • «МЫСЛЬ ИЗРЕЧЁННАЯ ЕСТЬ ЛОЖЬ»

    Мысль - это фокусировка на чем-то, концентрация внимания. Размышление происходит на основе этой фокусировки. Слова - это всего лишь способ что-то из…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments

  • УБЫТОЧНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

    В Советском Союзе имел место дефицит производства продуктов широко потребления. Но это не всегда значило, что чего-то не производилось или…

  • ДЕМОТИВАТОР

    Трудно заставить себя голосовать хрен знает за кого. Причём и в партии власти, и в оппозиции, как системной, так и несистемной. Демократия хороша в…

  • «МЫСЛЬ ИЗРЕЧЁННАЯ ЕСТЬ ЛОЖЬ»

    Мысль - это фокусировка на чем-то, концентрация внимания. Размышление происходит на основе этой фокусировки. Слова - это всего лишь способ что-то из…